ОРЛЫ ЕРМАКА

ОРЛЫ ЕРМАКА. О.С. Маслов, Орёл, июнь 2017

ОРЛЫ ЕРМАКА. О.С. Маслов, Орёл, июнь 2017

«Орлы» Олега Маслова

«Талант художника Олега Маслова — культурное достояние России» — это утверждение поклонников его творчества подтверждает новая масштабная работа мастера – картина «Орлы Ермака». Одним из первых ее зрителей стал корреспондент «Городской газеты».

Даже в мастерской, пока еще без рамы, холст выглядит так, что дух захватывает. Одновременно возникает двойственное чувство – восхищение талантом автора, дерзнувшим воплотить в живописи тему дерзновенного размаха, широты и полета казачьего духа. И легкая досада на то, что наши земляки, эту огромную работу фактически так и не увидели. Хотя художник Николай Силаев, ставший первым строгим зрителем, который переживает за духовную жизнь в родном городе, предлагал устроить в Орле выставку, посвященную «Орлам Ермака», но приоритет заказчика не позволил осуществить это желание.

Замысел картины формировался на протяжении многих лет. Размышляя о судьбе гордого, вольного казачьего народа, несущего на своих знаменах знаки мужества, чести и долга, поражаешься тем огромным нечеловеческим усилиям воли и мужества, позволившие им покорить необъятные просторы неизведанных земель. Пришли и стали на границах этих земель! Незыблемо, на века! А, может, вернулись? Вспомним великую Тартарию. Только люди, обладающие великой силой Духа, способны на это! Да, это наша земля! Уходя размышлениями в толщу веков, в те времена, перед художником вставали образы этих людей. И мысль, как молния, пронзила сознание: от холста должна исходить Сила Русского Духа! И как квинтэссенция этих размышлений – поход и деяния Ермака Тимофеевича.

По словам автора картины, ее замысел он «вынашивал» шесть лет, и почти столько же времени изучал исторические документы, архивные материалы, знакомился с деталями костюмов и вооружения казаков Ермака.

Рассказывая о своей работе, Олег Маслов напоминает историческую канву. В 1579 году всесильные купцы Строгановы пригласили казаков Ермака для охраны прилежащих к Уралу земель от набегов сибирского хана Кучума. Во второй половине 1581 года Ермак Тимофеевич сформировал отряд численностью по одним источникам более 500, по другим более 800 человек. Причем (интересное совпадение) это произошло во владениях Строгановых, в Орле-городке. Долгое время среди историков преобладало мнение, что идеологами похода на Сибирь были Строгановы, но сейчас ученые больше склоняются к тому, что это идея самого Ермака, а промышленники только финансировали дерзкое предприятие.

О.С. Маслов. ОРЛЫ ЕРМАКА. Орёл, июнь 2017

О.С. Маслов. ОРЛЫ ЕРМАКА. Орёл, июнь 2017

Момент, изображенный на картине – самое начало легендарного похода, когда отряду Ермака пришлось преодолевать Тагильский перевал в Уральских горах. С топором в руках казаки сами прокладывали себе путь и рубили просеку, при этом людям пришлось на себе нести свои лодки — струги по склону вверх. На вершине перевала казаки построили Кокуй — город и перезимовали там. Весной будущие покорители Сибири спустились с хребта, отправившись вплавь — навстречу опасностям и приключениям. Надо сказать, что знакомство с эпохой для художника произошло гораздо раньше, когда наряду с другими произведениями, он создал целый ряд исторических работ посвященных 16 – 17-м векам, в том числе, цикл «Княжеская и царская охота на Руси», картину «Легенда об Орле» — о становлении нашего городаНе привыкать было браться и за большой холст, ведь «за плечами» мастера огромное полотно «Неиссякаемый родник» на котором изображено более 60-и портретов тех, кто, по мнению художника, составил подлинную славу России.

Сколько полета!

— Содержание определяет размер. Полотно составило три на пять метров, – продолжает рассказ Олег Сергеевич. – Желание работать было столь велико, что я собирался делать все на свои скромные средства. Занял деньги «под картину» и только позже появилась поддержка и люди готовые финансировать такой масштабный проект.

– Меценаты, подобные Третьякову или Щукину существуют и сегодня, –убежден автор. И если государство хотело бы поощрять деятельность меценатов, нужен соответствующий закон, дающий им, к примеру, определенные налоговые послабления. Ведь в дореволюционной России попечители искусств пользовались соответствующими льготами, что было выгодно всем – и художнику и зрителю, и тому, кто вкладывал свои деньги, приобретая на свои средства картину или скульптуру, с тем, чтобы показывать их людям. Таким образом, жемчужины искусства не уплывали за бугор, а оставались в стране, пополняя музейные собрания и создавая славу национальной изобразительной школы.

Но вернемся к картине. Ее визуальный ряд запал Олегу Маслову в душу еще тогда, когда по окончании Академии художеств, он побывал на Урале.

— Сколько полета! – Вспоминает Олег Сергеевич свои впечатления от поездки в Пермский край. –Как богата наша земля! Казалось бы — живи и радуйся, делай свое дело, люби ближних, сей на этой земле плоды добра. И ведь все это для нас наши деды и прадеды сделали! А мы неразумные так и не научились жить по правде. Губим природу, калечим души. Велика страна, а «спина спину трет!»

Собирательный образ

Впечатления от природы Урала хранились у художника до срока, где то в «кладовых души», пока не настал час вынести их на холст. — Когда приходит тема и идея, душа начинает болеть – «хоть застрелись», — шутит Маслов. — Тогда начинаешь искать возможность реализовать свои замыслы. Мысль была -показать силу русского духа. Его несгибаемость перед лицом предстоящих опасностей и невзгод. Хотелось изобразить эпическую мощь природы.

— Это не какое-то определенное место, а скорее собирательный образ Урала, — делится мастер. — Ведь никого не удивляет, что на картинах Кустодиева изображено не конкретное место, а собирательный образ России. И все это типично и очень узнаваемо. Я пользовался таким же принципом.

Нюанс. Создавая картину, Олег Маслов не пользовался услугами натурщиков. Все портреты – собирательные образы его земляков, казаков которые Олег Сергеевич каким-то непостижимым образом удерживает в памяти и, обобщив, выдает на холст. С удивлением узнаю в одном из героев профиль моего друга художника Владимира Овсиенко – как и Маслов – потомственного кубанского казака. Предки Олега Сергеевича по матери — станичники. А сам он на сегодня имеет казачий чин войскового старшины. Причем для него это отнюдь не пустое «бряцанье шпорами», а очень серьезное отношение к жизни, в которой тема казачества, тема служения Родине занимает едва ли не все пространство.

— Основу «Ермакова войска» составляли именно казаки с Дона, — напоминает художник. — Во главе со славными атаманами: Иваном Кольцо, Яковом Михайловым, Никитой Паном, Матвеем Мещеряком и другими. Несмотря на все сложности и трудности похода ни один из атаманов не дрогнул, не изменил клятве, до последнего вздоха был верным соратником и другом Ермака. Казаки, говоря современным языком, были интернационалисты. Национальность для них не играла роли. Они принимали в свои ряды всех, кто крестился в православную веру. Причем, дисциплина в войске была строгая – атаман требовал соблюдения всех православных праздников, постов, не терпел расхлябанности и кутежей. Войско в походе сопровождали священники.

— Роль казачества в истории России стыдливо замалчивается, – считает художник– А ведь казачьи корпуса геройски сражались не только в войнах, которые вела царская Россия, но и внесли большой вклад в Победу нашего народа в Великой Отечественной войне, казаки с честью служат Отчизне и сегодня.

— Наша молодежь достойна героических свершений предков, — уверен Олег Маслов. – Вот только молодым ребятам об этой славе дедов и прадедов надо рассказывать с детства. В том числе и посредством искусства. Не существует проблем «отцов и детей» – есть проблемы неправильного воспитания!

А подвиг отважных казаков и их талантливого предводителя, не забыт и будет служить ярким примером для будущих поколений.

Андрей ТУРБИН.

http://olegmaslov.com/2017/07/02/orly-ermaka.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *