Богородск. Созвездий обереги.

bogorodsk-1086

Богородск — Ногинск. Вступай в ОСВОД — крепи Советский флот! ОСВОД — бросай тонущему!

Когда сидишь в ясной по смыслу тюрьме,

возникает желание как-то поддержать бедолаг,

живущих неясной и почти бессмысленной жизнью на воле.

И.Д.

 

Под старость лет попасть в тюрьму –

Удел не из завидных.

Зато на «вольную» херню

Плевать теперь не стыдно.

 

Кладбище времени – самого ценного,

Что в этой жизни имеет мужик.

Но поражает и дурь неизменная,-

Те, кто время гробить привык.

 

Странный ток спокойствия и неги

За бурбонно-крепким решетьем.

Из каких созвездий обереги

Мы в себе безвизово несем.

 

Сойти с ума – как в туалет сходить,-

Таков маршрут рефлексии постылой.

Эх, как бы исхитриться, и почить

Да, да! «не тем холодным сном могилы».

 

Лежу на шконке, словно бы на пляже.

Но там лежать опасней во сто крат.

Ведь если тело кремом не помажешь –

Сгоришь к чертям от головы до пят!

 

Орущих нет детей, мамаш дебелых,

Мужчин с глазами, полными вина…

Но нету ведь…и девок загорелых!.

Отставить тему! Как она страшна…

***

 

Без телевизора.

 

Помнятся лица дебелые

И осторожный смех,

Ручки, игриво-умелые,

Интеллигентства грех,

 

Речь утонченно-корыстная,

Взгляд воровато-прямой,

Мнения, что по-быстрому

Делаются игрой.

 

И хочется, хочется, хочется

Тратить, копить, воровать!

Имя? Фамилия? Отчество?

В шконку, а не в кровать!

 

Богородск. Подмосковные дали

Лишь угадывались за окном.

Блики Хорса беспечно играли

На мечети серпе золотом.

 

А поближе – заборчик бетонный

С запрещенной спиралью Бруно.

Предо мной же – срамной подоконник,

За решеткой стальною – окно.

 

И куда ж мою Русь, «птицу-тройку»,

Занесло под конец времен?

Неужель по истории – «двойка»?

И не слышен вечерний звон.

***

История Льва.

 

Лёва любил свой город

И не любил барыг.

Бил иногда им морды, —

Так, слегонца, не вдрызг.

 

Те же, наглея, «закладки»

Чуть не совали в карман.

Рожи их были гадкии:

Что славянин, что цыган.

 

Лёва был парень добрый,

А гады боялись его!

Но он не учел, что «аккордом»

Барыги играли танго!

 

Кликнули на правдолюба

Властных ментов-корешей.

Те Лёву скрутили грубо

Ради своих барышей.

 

Избитый, но виноватый,

Лёва сидит в ИВС.

Ржет вертухай поддатый,

Чем не СС?

***

 

ГОРЕ.

 

На свете горя нет сильней,

И нет сильнее боли.

Я потерял двух сыновей,

Алешеньку и Колю.

 

Они рождались в январях –

«Авансом» и «получкой».

Росли, орлы, как на дрожжах,

И слыли «почемучками».

 

Нет, я их грудью не кормил,

Следя за бурным ростом.

Для них я просеку рубил

Сквозь дебри девяностых.

 

Но распроклятый феминизм

На мальчиков давил,

Я ж, как тупой антифашист,

Удар тот пропустил.

 

Твердили мне друзья мои:

— Смотри, не пожалей-ка!

Твои же дети не твои,

Когда жена еврейка!…

 

Родишь ты сына или дщерь,

Но лох ты, гой и скот!

Отцом считается теперь

Лишь избранный народ!

 

На свете горя нет сильней,

И нет сильнее боли:

Я потерял двух сыновей –

Алешеньку и Колю.

***

 


6-sotnya-1600

6-я отдельная казачья сотня Всевеликого Войска Донского. г.Богородск, 1914 г. Перед отправкой на Германский фронт.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *