Тюрьма. Первые впечатления.

delo-dyakova-880-chelentano

Тюрьма. Первые впечатления.

 

В ИВС (изолятор временного содержания) привезли прямо из зала суда, в пиджаке горчичного цвета и длинном пальто а-ля 90-е годы. Прямо «крестный отец»! был первый день русского Нового Года – 7525-го.

Полуоткрытая параша. Четверо примерно 30-летних. Все идут по наркотикам. Правда, у одного еще убийство, а у другого – «терроризм». Верить никому нельзя, – ни заключенным, ни тем, кто их сюда направил.

Почтение к возрасту, прозвали Дядей. И то – все в сыновья годятся.

Миллионы сидели, многие – невинно, как и я. Николай Морозов – так аж четверть века. Выжили. Чай, не гильотина!

Боюсь, мать уже не увижу…

Вечером по TV – неистребимый Челентано, «Укрощение строптивого». Хороший знак.

Дано суровое испытание. Выдержать. Найти ритмичность и войти в нее. Организовать время… 8-летний сын сказал, что ему придется устраиваться охранником в школу, чтобы прокормить маму. Душераздирающе!

Сигареты выдают вроссыпь – как 36 лет назад в письмах из Москвы в Гавану, на преддипломную практику. Зеркальное отражение! – тогда- «отдохнуть перед жизнью», теперь — «пострадать к концу»…

Без дневника жизнь уходит бесследно.

Главное здесь – душевное равновесие, обрести уверенность в себе.

Попались дневники Евг.Шварца: «Вот приезжает с фронта Герман, сообщает, что Луга взята. Рассказывает о мальчиках, которые держат передний край. Они знают, что обречены, но по-спортивному подчеркнуто спокойны. Авантюрный роман. Читают в окопах, передавая друг другу часть за частью…»

…Зато есть приговор – точка отсчета. Это лучше, чем неопределенность, когда ходишь, как чипизированный.

В автозаке много веселых лысых крутых,- это их стихия! Сквозь щель люка – луч, в котором клубится сигаретный дым. Как люминисцентная лампа.

…В анабиоз! В дремотное состояние!

По TV в камере репортаж о том, как новый состав думы делит комитеты. Еще 4 дня назад я был в высоком кабинете, и вот – как на другой планете! – нескучный сад.

28 сентября проголодали: на троих кусок хлеба, как в «Судьбе человека». Именно сегодня должен был быть на торжественном банкете. Смешно!

Снова автозак. Везут и беременную на 7-м месяце. Вымогательство(!?).

Пионерлагерь для тех, «кто скупее стал в желаньях».

Невольно принял образ «народного писателя»-самозванца: всегда с думою о народе, аж до «сердиток» на переносице. Постараюсь не впасть в изучение тюремно-лагерных нравов и быта. Земцова достаточно (книга «Зона путинской эпохи»)пролететь, как над чарусой. Или болотом.

Самое страшное – беспомощность и неведение. Но получил весть – и все стало, будто в казаки-разбойники играем…

Пытался представить, что решетка на окне – каркас средневекового витража, типа Кельнского собора. Не получилось…

А интересно. Вот я – «муж домашний». А если б был нормальным, общечеловеческим? Это минимум сутки в неделю – преф-друзья, сутки – командировки. За 10 лет это 1000 дней примерно. И это без «пробок». Вот тебе и срок!

…Все жаловался, не хватает мужской кампании. Теперь – хоть отбавляй! И совершенно не хочется алкоголя, о нем и не вспоминается. Плюс!

Из ломаных сигарет сделал сигару – «под Че».

Удел мужчины – долгие отлучки: армия, война, экспедиция, больница, тюрьма. Выходит, отдаю должок. Сборы и «картошки» — не в счет. Жаль, поздновато.

Буду считать себя экстремальным туристом. Покупают же «западники» путевки в ГУЛАГ!

Умный Толя-узбек: «Надо следить за лексикой, а то на воле прощелкают, когда не надо, что сидел».

Так прошли первые 15 суток.

Дальше, скорее всего, тишина.

 

23 сентября – 11 октября 2016г

Ногинский централ Богородск.

ДЕЛО ДЬЯКОВА

Print Friendly, PDF & Email

3 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *