МОСКВА ЭПОХИ ЖИРИНОВСКОГО. Часть 14

М О С К В А

ЭПОХИ ЖИРИНОВСКОГО

Часть 14.

(1964 -2014)

ЛИРО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ ЭССЕ

Есть вещи поважнее, чем мир.

Адмирал Александр Хейг

-Что ты, ёж, такой колючий?

-Это я на всякий случай.

Знаешь, кто мои соседи?

Лисы, волки и медведи!

Детский стишок

манежка-17 марта-1992

Манежная площадь. Февраль, 1992 год. Митинг протеста

http://maxpark.com/community/129/content/1663901

1992

 

23 февраля 1992 года стало первой пробой сил оппозиции: демонстрация по случаю Дня Советской армии была разогнана силой. Помнится, мы с другом вывезли из-под удара Сергея Бабурина: на жёлтых «Жигулях» петляя по «околотверским» дворикам.

Патриоты взревновали к Жириновскому, и стали его оттирать.

17 марта 1992 на Манежной площади был назначен митинг всех оппозиционных сил, посвященный первой годовщине проведения референдума о сохранении Союза ССР. После побоища 23 февраля власти были явно смущены и не решились запретить новый митинг оппозиции. И на Манежке собралось 200-300 тысяч человек. Естественно, Жириновский решил присоединиться к этому серьёзнейшему действу. Но когда он попытался пробиться к грузовику у гостиницы «Москва», с которого выступали лидеры оппозиции – генерал Макашов, Александр Невзоров, полковник Алкснис, Сажи Умалатова – охрана преградила ему проход. Его попросту не пустили. Это было унизительно.

Но Андрей Архипов предусмотрительно пригнал на площадь «эмку» — грузовичок года 44-го. Помню, перед этим он позвонил мне, чтобы я помог ему найти «длинноногих девок в коротких юбках». Они, по его замыслу, должны были, стоя в кузове, вздымать ввысь флаги ЛДПР.

«Девки» были разысканы. Флаги развевались.

Жириновский, не смутившись оскорбительной выходкой ревнивой оппозиции, взял в реки потрёпанный, обмотанный изолентой мегафон, и, запрыгнув в кузов, начал выступать. Несмотря на подавляющее преимущество «патриотов» в звуке, надтреснутый «голос» старого мегафона привлек к себе внимание сначала десятков, потом сотен людей. Грузовичок двигался в сторону Манежа. И уже рядом с моим родным журфаком число слушателей вокруг Жириновского достигло тысяч. Более того, сюда стали перетекать люди со стороны гостиницы «Москва». Это был фурор!

«Звёзды правого лагеря» были посрамлены и растеряны. Они никак не хотели делиться симпатиями толпы с каким-то самозванцем, взявшимся «ниоткуда». И действительно, Жириновский, дай ему тогда слово, без труда превратил бы в аутсайдеров трибуны и косноязычного Макашова, и малокультурную крашеную блондинку Умалатову, и косящего под пролетария испаниста Виктора Анпилова.

Но Жириновского стала бойкотировать и проправительственная печать. К началу 1993-го он стал восприниматься широкой аудиторией как некий анахронизм. Но Владимир Вольфович не сдавался. Каждую последнюю субботу месяца он проводил собственные митинги неподалеку от дома – возле входа в метро «Сокольники».

Осенью 1992-го часть сторонников Жириновского, прежде входивших в так называемый теневой кабинет, от ЛДПР отошла.

 

Но тщетно старались противостоять распаду такие движения, как «Трудовая Россия» В. Анпилова, «День» А. Проханова, Компартия Г. Зюганова, или Славянский Фонд В. Клыкова. Они и к ним примыкающие образуют наиболее крупный обломок советского народа, видящего своё единство в «державе», где верующие и неверующие общими усилиями в обстановке гражданского согласия созидают «светлое будущее» под символом пентаграммы и иконой лысого «вождя». Хотя это было самым многочисленным направлением общественной жизни (в одной Москве – сотни тысяч, а по России – миллионы!), они казались обрёченными: нельзя совмещать несовместимое, – красное знамя – с монархическим, портрет Сталина – с иконой Богородицы, как это делается на собраниях и шествиях этих движений. Это – общественно-политическая шизофрения.

 

«Девяносто третий год». Не Гюго.

 

В начале 1993 года наше издательство «Русское Слово» подготовило к выпуску журнал «К топору» — «стрёмный», но без восклицательного знака в названии, а значит, не содержащий призыва. Приходим в типографию, предъявляем бумаги и «кэш». Боятся: «А от кого вы?» «От Жириновского». А Жириновский ничего ещё не знает. Ему звонят: «Ваши ребята хотят…» и т.д. Он с ходу начинает громить типографских за ущемление демократии. Через два часа тираж готов. Приносим «нашему Вольфычу». Листает: «А что, нормальный журнал…»

К тому времени вышло уже несколько номеров «Сокола Жириновского», который редактировал Сергей Жариков, так что лишний формат – журнальный – выглядел органично.

После октябрьских событий журнал был запрещен, хотя вышел единственный номер. Благодаря запрету каждый экземпляр повысился в цене раз в десять…

 

О событиях октября 1993-го Жириновский узнал за границей. Предложенное им посредничество было фактически отвергнуто обеими противостоящими сторонами. Он оказался на обочине событий. С одной стороны – президентская команда, с другой – сплотившиеся вокруг парламента Фронт национального спасения, коммунисты и мелкие политические группировки националистического толка.

«Надо было идти на досрочные выборы – и той, и другой стороне», — вот мнение Жириновского. Возможно, оно объясняется не только его видением тогдашней ситуации, но и убеждённостью «спортсмена от политики» в том, что только выборы, а не метание канделябров, могут стабилизировать общество. Жириновский тонко обойдёт сложный вопрос – кто же был все-таки прав в октябрьском конфликте – Руцкой или Ельцин? Его позиция – сама гениальность в ее кажущейся простоте: наша партия не поддерживает ни тех, кто забаррикадировался в «Белом Доме», ни тех, кто приказал стрелять в него.

Такая позиция доступна для понимания и принятия любому человеку с улицы, не искушенному в политике. Она избавляет от необходимости мучительного выбора, требующего определенных моральных устоев, политических знаний и умственных усилий, позволяя в то же время иметь позицию. Неудивительно, что многие приняли этот тезис Жириновского просто «на ура».

 

И Жириновский в одиночку пошел против правительственного блока, у которого было всё: деньги, структуры исполнительной власти по всей стране, СМИ, транспорт, и, самое главное, драконовский избирательный закон, созданный президентом «под себя». И вот этот одиночка, «этот атлет от политики», по выражению Сергея Плеханова, сумел нанести поражение гигантской избирательной машине.

 

На одном из первых заседаний фракции Владимир Вольфович сразу обозначил своё кредо как её руководителя: «Не думайте, что фракция – это клумба, на которой будет красоваться множество цветов. Здесь будет цвести только одна роза».

 

Штаб-квартиру ЛДПР в старом замызганном здании в Рыбниковом переулке было найти легко: возле подъезда расклеены старые и новые выборные плакаты Жириновского. Многие помнят этот гулкий подъезд с широкими пролётами пологих лестниц. Когда-то роскошный, парадный вход производил тягостное впечатление: стены окрашены тёмно-зелёной краской, запылённые подслеповатые лампочки, где они были, едва освещали выщербленные мраморные ступени. Единственным живым пятном была витрина рок-магазина «У Жириновского», где Вася Бояринцев, старый битломан, продавал кожанки с заклёпками, майки с портретами музыкальных кумиров молодёжи, журналы и газеты, посвящённые року и издаваемые неутомимым Марочкиным.

Посетители были самые разные – от дам в богатых меховых манто до мордатых «пацанов» с «золотыми» цепями, купленными на кипрских барахолках. Но были и люди в погонах. И последнее крайне волновало власть. Ведь, согласно данным, опубликованным «Советской Россией» 25 декабря 1993 года, 40 % ВВС проголосовали за Жириновского. Всерьёз поговаривали, что «дяде Боре» доложили, что за ЛДПР проголосовала треть армии, хотя на самом деле истинные цифры были ещё более тревожные: до 65%.

Потекли по широким пролётам и иностранные журналисты. Но Владимир Вольфович особого почтения к ним не проявлял.

Как-то в кабинет Жириновского явилась дива из американского журнала «Пэрэйд» — мирового рекордсмена по тиражу. Горделивой еврейской девушке пришлось испытать немало.

Сначала её попросили подождать: Вольфович говорил по нескольким «телефонам правительственной связи», с гербом СССР, но с отрезанными проводами. Этот трюк придумали его «нукеры-пиарщики». Они же придумали и другой: в просторный кабинет медленной походкой, скрестив руки на животе, вошел… Гитлер. При всей форме. Жириновский встал, поприветствовал «рейхс-канцлера», подошел с ним к громадной карте мира, висящей на стене, обсудил ряд геополитических тем, достав для этого изящную указку. Когда же «Гитлеру» на фоне карты мира был вручен партбилет, дива чуть не упала в обморок.

Конечно, она не могла знать, что «Адика» сыграл его двойник – Коля Шишкин, который вместе с другими двойниками известных людей подрабатывал фотосессиями у музея Ленина. Кстати, он одно время жил в одной комнате какой-то общаги с двойником Ленина, потом куда-то уехал, и недавно, как выяснилось, умер. Двойник Ленина заработал несколько квартир в Москве и здравствует поныне. Многие из продавцов патриотической литературы помнят его надувное «бревно», его бесподобные шахматные партии, которые продолжались от силы полминуты, пока идёт фотосессия.

Как-то у музея, на «Плешке» (производное от слова «плешь», сами догадайтесь, почему) объявился двойник Ельцина. Но с ним не только никто не снимался, — ему вместо водки, которую он постоянно просил, давали по морде.

— Я ж не он! – ныл «Ельцин».

— А я – не я! – отвечали ему.

Так вот. Владимир Вольфович, наконец, нашел время для дивы из «Перэйда».

 

   1993 год вспоминает Сергей Беляк:

— Я помню и первую после выборов 1993 года пресс-конференцию Владимира Жириновского, проходившую в том самом кабинете в Рыбниковом переулке. И этот кабинет с трудом мог вместить всех пришедших к Жириновскому журналистов.

Это было что-то невероятное! Сенсационная победа ЛДПР! Кульминационный и, вероятно, главный момент всей жизни Владимира Вольфовича!

«Россия, ты одурела!» — Скажет, еще не опомнившись от первого шока, публицист-демократ Ю.Карякин. А тогдашний рупор демократии — газета «Московский комсомолец» — опубликует свой гневный материал о победе партии Жириновского на выборах под заголовком «Здравствуй, Ж…, Новый год!».

Но Вольфович был триумфатором и не обращал внимания на весь этот скулеж. Его партия, год назад, фактически, ликвидированная и вновь воссозданная, победила на всероссийских выборах! Замечу: на первых и, наверное, последних честных выборах в современной России по сию пору!

Жириновский сидел за рабочим столом, стиснутый со всех сторон журналистами с телекамерами, фотоаппаратами и диктофонами, ослепленный десятками вспышек и софитов. После бессонной ночи в ЦИКе он делился планами и рассказывал о себе — своей жизни, своих предпочтениях в политике и в искусстве (например, я помню, как он поразил меня тогда неожиданным признанием, что из зарубежных актрис ему, оказывается, нравится Стефания Сандрелли). К нему, ранее воспринимавшемуся «шутом» (и меня несколько раз вызывали “на ковер“ в адвокатуре с вопросами, почему я его защищаю – “шута“ и “фашиста“), теперь было приковано, без преувеличения, внимание всего мира. Он находился на вершине успеха! Он купался в лучах славы! Заслуженной славы.

А рядом с ним, среди этой толпы, на стуле сидел и многозначительно кивал головой импозантный «первый заместитель Председателя ЛДПР» Александр Венгеровский.

Станислав же Жебровский, один из основателей партии и верный, многолетний соратник Владимира Вольфовича, скромно стоял сбоку, никем не замечаемый.

А внизу, по занесенному снегом Рыбникову переулку, спешили к зданию штаба ЛДПР новые и новые группы российских и зарубежных журналистов.

И по грязным, широким лестницам подъезда уже поднималась наверх к Жириновскому первая иностранная делегация — сотрудники посольства Ирака во главе с самим послом…

 

В концу 80-х – начале 90-х лишь немногие деятели русского движения представляли себе, какой махине они противостоят.

Помню, как сжалось сердце, когда после очередных выборов я увидел на заборе около улицы «Правды» потрёпанную листовку, в которой содержался призыв голосовать за Илью Глазунова. И этот титан набрал тогда что-то около одного процента!

Вся демшиза, или демократическая шелупонь была лишь стаей прикупленных шавок, тявкающих, правда, на всю страну гигантскими тиражами и в беспредельном по предоставленному времени телеэфире.

За спиной этой гнусной своры врагов народа стояли глубоко эшелонированные международные структуры, цель которых в течение многих лет была Россия и СССР.

 

Ещё в 1945 году в одном из  немецких замков Нижней Силезии Советская Армия захватила десятки вагонов архивов масонских организаций Западной Европы, которые были перевезены в СССР. Был установлен режим сверхсекретности и статус Особого Архива СССР. Из них, в частности, следовало, что в высших партийных кругах существовала агентура международного масонства. Но, как пишет видный исследователь Олег Платонов, «тайные миссии масонов в России вплоть до середины 50-х годов оканчиваются провалом. Положение резко меняется в период так называемой «оттепели».

Резко возрождается космополитическое мировоззрение, яркими выразителями которого стали Е.Евтушенко, А.Вознесенский, Б.Окуджава, воспевавшие антирусскую романтику 20-х годов — «комиссаров в пыльных шлемах» и «комсомольских богинь».

Многие студенты 60-х-70-х, особенно московские, были зачарованы этой романтикой.

Арбат… В квартире горят свечи… Крутится винил. Льётся задушевная песня:

 

«За окошком дождик тенькает, —

Там ненастье на дворе.

Но привычно пальцы тонкие

Прикоснулись к кобуре.

И никаких богов в помине,

Лишь только дело – бой кругом…

Но комсомольская богиня –

Ах, это, братцы, о другом…»

 

Это типа Розалия Землячка, которая в Крыму вместе с Бела Куном расстреляла самолично десятки тысяч белых офицеров, поверивших гарантиям безопасности, данным Советской властью…

Много позже мы узнаем, что член КПСС Окуджава предал публично своего отца, подписал зверское письмо  с требованием «раздавить гадину» в лице Верховного Совета РСФСР в 1993 году. Наконец, уже на больничной койке в Париже создал стихотворный панегирик Чубайсу…

Владимир Жириновский, московский студент из провинции, этих «залётов» в либерально-интеллигентское болото счастливо избежал.

Книга Н.Н.Берберовой «Люди и ложи» ходила в ксероксе в конце 1980-х. Достаточно тенденциозная, она всё же дала первичную картину заговора. Книга В.Бегуна «Рассказы о «детях вдовы» для многих раскрыла глаза на историю масонства. «Протоколы сионских мудрецов», крохотными тиражами выпускавшиеся подвижниками ещё с 1976 года, просачивались в читающую публику.

Здесь надо отметить, что «Протоколы» 14 мая 1936 года были признаны фальшивкой Бернским судом в Швейцарии,  но уже 1 ноября 1937 года Апелляционный суд в Цюрихе отменил это решение на основании неопровержимых документов. Естественно, в «демократических» СМИ по сей день упоминается только о решении Бернского суда 14 мая 1936 года.

Подробно эта история изложена в работах учёного-подвижника Ю.К.Бегунова. В частности, в статье «Бернское дело «сионских мудрецов». («Русский Дом», №7, 2000 г.). В 1997 году Юрий Константинович обнаружил целый корпус соответствующих документов в Бернском государственном архиве. Эти документы не публиковались никогда.

 

Суть «Сионских протоколов» американский историк Уолтер Лакер выразил следующим образом:

«Они провозглашают своей целью разрушение всех существующих тронов и религий, разрушение всех государств и построение на их руинах всемирной еврейской империи, возглавляемой императором из дома Давидова… Почетной обязанностью всех граждан будет шпионство и доносительство друг на друга. Правительство будет безжалостно расправляться с теми, кто противится ему…»

 

«Протоколы» мы печатали на казённом ксероксе. Приходилось даже в мороз открывать окно и раздеваться по пояс – так накалялся агрегат. Ещё бы! – ведь чемоданами отксеренное передавали «Димдимычу» Васильеву, лидеру «Памяти».

Мы в «Молодой гвардии» напечатали полный текст «Доктрины Даллеса» и «Красную симфонию» — феноменальный документ, представляющий из себя допрос Христиана Раковского. Его привёз мне лучший друг. Он нашёл раритетную брошюру на одном из книжных развалов в Испании. Она многим перевернула сознание…

В США, к которым из Лондона перешла роль «большого брата», масонов много больше, чем в СССР было членов КПСС – около 24 млн.

В этом тигле и вываривался ядовитый настой, призванный умертвить нашу державу. Среди «ингридиентов» — Директива Совета национальной безопасности США СНБ-20/1 от 18 августа 1948 года, Директива СНБ-68 от 7 апреля 1950 года, циркуляр Даллеса американским посольствам и миссиям за рубежом от 6 марта 1953 года. Наконец, Закон о порабощённіх народах, принятой Конгрессом США в августе 1959 года. В нём откріто ставился вопрос о расчленении России на 22 государства и разжигании ненависти к русскому народу.

Доктрина «Освобождение», разработанная для администрации Буша-старшего, уже внаглую провозглашала главной целью западного мира «демонтаж СССР». Был учреждён фонд в 1 млрд. Долларов в год для оказания помощи «движению сопротивления». Главным образом антирусского. Бжезинский в те годы требовал от военных предоставит ему гарантии уничтожения русских.

«Так мы ж планируем всех советских подистребить!» — растерялись было военные. «Я сказал – именно русских!» — взвился старый кондор…

С выделением на подрывную деятельность сотен миллионов долларов ежегодно начинается «настоящая», скрытая, а не внешняя, карьера будущих «прорабов перестройки» А.Яковлева и О.Калугина (их фотографию в кампании кадровіх сотрудников ЦРУ мы опубликовали в 1988-м, чем вызвали настоящее «бешенство папки» из ЦК КПСС).

С началом круглогодичных долларовых ливней распрямили плечики агенты влияния в окружении высших руководителей – Ф.Бурлацкий, Г.Шахназаров, Г.Герасимов, Г.Арбатов, А.Бовин. Подняли головы и другие вредители: В.Коротич, Ю.Афанасьев, Е.Яковлев, Г.Попов. «Пошла потеха» в союзных республиках и обеих столицах – инструктивные конференции проводились повсеместно.

Усилиями представительств т.н. Института Крибла появляются всё новые «зубы дракона» — кадровый костяк разрушителей СССР и будущего режима Ельцина: Г.Старовойтова, М.Полторанин (раскаяние которого вышло в форме мощной книги «Власть в тротиловом эквиваленте» только в 2011 году), А.Мурашов, С.Станкевич, Е.Гайдар, М.Бочаров, Г.Явлинский, В.Лукин, А.Чубайс, А.Нуйкин, А.Шабад, В.Боксер и многие другие. Они и сформировали тогдашнюю «пятую колонну» изменников Родины в составе Межрегиональной депутатской группы и»Демократической России».

По данным, сообщённым министром иностранных дел Латвии, с 1985 по 1992 Запад инвестировал «в процес демократизации СССР» (то есть разрушение России 90 млрд. долларов» («Диена», Рига. 30.07.1992).

Горбачёв игнорировал всю информацию о подрывной деятельности «пятой колонны», и она чувствовала себя всё более вольготно.

Тогда другой Горбачёв – заместитель главного редактора «Молодой гвардии», кристально чистый человек и пламенный литературный критик, ныне, к сожалению, покойный, печатает статью «Горбачев против Горбачева». Преступная суть «Меченого» впервые была обнажена. Статью перепечатали во многих странах. Но и удар по редакции был суровым. Мы окончательно превратились в изгоев и пугало в глазах провластных «демократов». Тогда же выяснилось, что Горбачев имел тесные контакты с руководящими представителями мирового масонского правительства, в частности, Трёхсторонней комиссией во главе с её председателем Дэвидом Рокфеллером. Посредником выступал известный делец, масон и агент израилской спецслужбы «Моссад» Дж. Сорос (за связи с «Моссадом» он, кстати, был выдворен из Венгрии, Румынии Чехословакии). Свой Фонд Сорос образовал в 1987 году. Активистами стали известные русофобы Ю.Афанасьев, идеолог разрушения русских деревень Т.Заславская, адвокат А.Макаров, ныне похудевший, судья Конституционного суда Э.Аметистов, главный редактор журнала «Знамя» Г.Бакланов, Кстати, именно в «Знамени» (№6 за 1989 год) Сорос (а значит, и ЦРУ) фактически призвал к борьбе с русским национальным движением, видя в нём самую большую опасность для мировой закулисы. На средства Сороса открыто содержатся антирусские газеты и журналы. Кроме «Знамени», это «Октябрь», «Звезда», «Инострання литература», «Дружба народов», «Новый мир», «Театральная жизнь».

Подрывнные структуры множатся. Первой официальной масонской структурой стала международная еврейская масонская ложа «Бнай-Брит» («Сыновья Завета»). Затем для  промывки мозгов создаётся «Открытое общество» для подготовки антирусских кадров в области образования, культуры и искусства.. Здесь активничают Д.Гранин, В.Войнович, актёр О.Басилашвили.

Запустил свои лапы в Россию и Великий Восток Франции. Возникают ложи «Новиков» и «Пушкин» (название было взято для прикрытия – известно, что «наше всё» масоном не был). В московской Библиотеке иностранной литературы свили гнездо розенкрейцеры. В масонский клуб «Ротари интернешнл» вступают главы обеих столиц – Лужков и Собчак, банкир В.Гусинский, Ю.Нагибин, Э.Сагалаев.и ещё десятки «мастеров культуры». В подобный «Ротари»  так называемый Международный Русский клуб (МРК), возглавляемый М.Бочаровым и бывшим пресс-секретарём Ельцина П.Вощановым вошли министр юстиции Н.Фёдоров, депутат-международник Е.Амбарцумов, с которым на выборах бился первый пресс-секретарь В.Жириновского Андрей Архипов, предприниматель Святослав Фёдоров, Станислав Говорухин, генерал К.Кобец, член Президентского совета А.Мигранян, а также группа других, как тогда писали, «не менее известных лиц, не желавших раскрывать своё инкогнито». Сам Ельцин получает звание рыцаря-командора Мальтийского ордена.

В распоряжении редакции «Молодой гвардии» попадает список элитного масонского клуба «Магистериум». Мы тут же его печатаем: А.Яковлев, Э.Шеварднадзе, С.Шаталин, Э.Неизвестный, Е.Евтушенко, А.Собчак, . А заодно и список координаторов антирусской деятельности из реформ-клуба «Взаимодействие», куда вошли, кроме Гайдара и Чубайса, К.Боровой, Л.Абалкин, Е.Ясин, А.Починок, О.Лацис, С.Красавченко, Н.Шмелёв, В.Бакатин, сдавший нашу «прослушку» американского посольства, С.Шаталин. Последний тут же на всю страну заявил, что главная опасность для страны – это монархо-фашизм». Что он имел в виду, понятно…

В 1993 году создаётся ещё одна организация масонского типа – Оден Орла. Фактически – «общак» «лучших людей». О нём пишет блистательный публицист Виктор Острецов в  своей феноменально полезной и обстоятельной книге «Масонство, культура и русская история», котрую я имел честь редактировать.

Почти вся это гнилая публика в декабре 1993 года вошла в избирательные блоки «Выбор России» и «Явлинский-Болдырев-Лукин» («Яблоко»).

Только на кампанию 1993 года и только «Выбор России» получил около 2 млрд. рублей, значительная часть которых была предоставлена мировой закулисой через разные поседнические коммерческие структуры.

Более подробно обо всех этих скорпионах пишет Олег Платонов в своей книге «Криминальная история масонства 1731-2004 гг.».

Общая цель этого элитного криминалитета сформулирована виднейшим деятелем целого ряда учреждений закулисья Г.Киссинджером:

«Я предпочту в России хаос и гражданскую войну тенденции восоединения её в единое, крепкое, централизованное государство». Его подельник по масонскому ордену «най-Брит»

 


З.Бжезинский жестко формулирует задачу более афористично: «Россия будет раздробленной и под опекой».

Слушая гнусные речи депутатов-предателей, хотелось взяться за автомат. Но я пошёл в «Ленинку» за речами Столыпина. Очерк «Забытый исполин», напечатанный сначала в «Литературной России», а потом и в «Нашем современнике» и «Роман-газете», оказался первой в СССР публикацией о великом русском реформаторе. «Демократы» тогда меня чуть живьём не съели.

Когда же наше издательство «Русское Слово» (среди своих оно именовалось «ЖиД», Жариков и Дьяков) выпустило саркастические «Рассказы о Ленине» и брошюру «Неизвестный Сталин», на нас обрушились и коммунисты, и либералы. Издание журнала «К топору» чуть не привело нас на скамью подсудимых, если бы не квалифицированная рецензия профессора Станислава Королёва и решительное заступничество Владимира Жириновского. Интересно, что одним из аргументов в нашу пользу было утверждение, что название журнала говорит о том, что он предназначен для… дачников. Восклицателного-то знака не было! А следующие выпуски назывались бы «К лопате», «К граблям» и т.д.

Но тогда, по правде говоря, было не до шуток: дома двое маленьких детей, а тебе следователь по фамилии Жидков сурово говорит:

— Мы допросили ваших товарищей. Они пойдут восвояси. А вот у вас на это шансов ма-ало!

Но отбились.

Сегодня это время воспринимается как романтическое. Хотя и тогда было понятно: что наши газетки-брошюрки, даже кнги и журналы, выступления по «Народному радио» или «Радонежу»  против этакой махины, описанной выше? Но и не длать ничего мы не могли. Тем более что это было время «за полчаса до интернета», и печатная продукция давала известный резонанс. Первые постсоветские люди ещё выписывали по нескольку газет и журналов. Ещё приезжали за литературой «ходоки» — даже из Владивостока, даже из Прибалтики: глаза горят, информации много, — живой, «неинтернетной».

В этом времени была своя прелесть.

Через много лет писатель-подвижник Сергей Плеханов в тесноте троллейбуса задал риторический вопрос:

  • Все «бабки» рубили, а чего добились мы с нашим романтизмом?

Прежде, чем ответить, я вспомнил давний звонок товарища:

  • Тебе сахар нужен?

А дефицитным было всё. Спасал дом в деревне, в котором, кстати, радением Андрея Архипова рождался герб ЛДПР. Помнится, как-то вёз урожай в грузовике, покрытом брезентом. Среди мешков с капустой и картошкой лежал и аз многогрешный. Все двести с лишним километров. Поздней ночью подъезжаем к дому на Матвеевской. А лифт не работает. А тащить – на девятый этаж…

— Сахар? Нужен. Пару мешков.

— Да ты чё? – всполохнул товарищ. – Эшелон сахара!

Но это было «не моё». Это Абрамович мог украсть в 1992 году 55 цистерн (!) дизтоплива, и ему потеряли все документы заведенного было уголовного дела.

И я искренне ответил Плеханову:

— Да ни о чём не жалею…

Была праведность. Была надежда на то, что «нас поймут» и «проснутся».   А вообще-то – «так воспитаны».

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *