МОСКВА ЭПОХИ ЖИРИНОВСКОГО. Часть 11

М О С К В А

ЭПОХИ ЖИРИНОВСКОГО

Часть 11.

(1964 -2014)

ЛИРО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ ЭССЕ

Есть вещи поважнее, чем мир.

Адмирал Александр Хейг

-Что ты, ёж, такой колючий?

-Это я на всякий случай.

Знаешь, кто мои соседи?

Лисы, волки и медведи!

Детский стишок

васильев-800

Чудное и странное время: собрание «Памяти» в квартире Д.Д.Васильева «на Добрыне». Бывал неоднократно. Испытывая радость и трепет…

В 1985-м определённым работникам режима, прежде всего М.С. Горбачёву, из «невидимого света» сказали: «Пора кончать».

Начало распаду и рассыпанию «совков» положила, как принято, партия. Уголовный характер её политического сознания (когда «всё позволено» и все средства хороши для достижения цели) позволил большей части её номенклатуры довольно быстро стать на позиции уголовщины обычной, криминальной. Накапливая огромные народные, государственные средства, партократы сходились сперва с «директорским корпусом» с дельцами «теневой экономики», затем через них и с уголовным миром в обычном смысле. Становясь подпольно собственниками огромных капиталов, партийно-советско-хозяйственные «руководители», естественно, не могли с ними развернуться в условиях мнимого социализма и господства идеологии КПСС. Поэтому, как только их «подтолкнули» (с Запада) так тотчас они и прихлопнули и собственную партию с её официальной идеологией и даже – советскую власть. Сделано это было двумя провокациями – августа 1991 г. и октября 1993 г., которые продуманно готовились с участием и консультацией Западных спецслужб.

Расколовшись на «кланы», новые собственники повели эту борьбу между собой, а также с теми, кто вышел не от них, а из теневой экономики «без спроса», и теми, кто, поверив в призывы к «рыночной экономике», начал развивать свой бизнес «с нуля», без начальных капиталов. В эту драку, конечно же, стали подключать «Зону», уголовный мир (а он и сам не прочь был к такой-то заварухе подключиться), и началась кровавая борьба за деньги, власть, возможности. Вот и вся суть так называемой «политики реформ».

Всего за пару лет, с 1988го по 1991й гг., успели развалить экономику, армию, нравственность и, наконец, всю державу.

В экономике начался целенаправленный развал. Один из основных ударов был нанесен по торговле. В стране появились талоны на продовольственные товары. В Москве в некоторые дни приходилось час стоять за хлебом. Полки опустели. Что же произошло? Неурожай? Резкое падение производства? Война? Чума? Что?

Нет, чумы не было, неурожая тоже. Все гораздо проще – в экономику было брошено громадное количество денег.

Был принят Закон «О кооперации в СССР». Кооперативам разрешили открывать счета в банках и получать безнал от госпредприятий и переводить этот безнал в нал. Предприятия заключали фиктивный договор на некую сумму, которую потом предприятие переводило на счет кооператива, а те уже получали нал. И после этого случилась страшная вещь – вся эта масса безналичных денег через кооперативы превратилась в наличные, хлынула на потребительский рынок.

Платежеспособный спрос резко превысил предложение. В рыночной экономике это должно было привести к резкому скачку цен. Но в СССР цены регулировались государством и остались столь же низкими. В результате население смело все товары.

Именно эти пустые полки так любят показывать сегодня по телевидению, ругая коммунистов. Правда, забывают сказать, что они были результатом деятельности реформатора Горбачева.

Люди забыли великую и старую, как мир, истину: «Деньги – хорошие слуги, но плохие хозяева». Люди перестали понимать, для чего они живут. Смыслом жизни для человека, в отличие от животного, не может быть высокий уровень потребления.

И вдруг на этот «пир во время чумы» в страну «вломился» Всемирный Фестиваль молодёжи и студентов – испытанный метод спешного «расшата».

Вспомним.

1951 год — Всемирный Фестиваль проходит в Берлине, а в 1953 году в Берлине начинается вооружённый мятеж.

Ранее, 1949 году, Всемирный Фестиваль проводят в Будапеште, а через семь лет созданная в том числе и во время Фестиваля произраильская «пятая колонна» Венгрии поднимает ещё более серьёзный мятеж. Эти события уже были напрямую связаны с войной 1956 года в Египте с целью замены руководства и отмены строительства электростанции. Президента Египта Насера за независимый курс в конце концов и убили западные секретные службы. А страну не разбомбили только потому, что Хрущев пригрозил применить ядерное оружие.
29 октября 1956 года израильские войска напали на Египет. А что в это время происходит в Венгрии? Сопоставьте. 22 октября 1956 года СТУДЕНТЫ университета в Будапеште взбунтовались и 23 октября 1956 года организовали демонстрацию, которая запустила цепь событий, приведших к непосредственно к революции. А что могут студенты организовать, кроме вечеринки, если это не ЦРУ и МОССАД? Это была одна из первых «оранжевых» революций…
То есть некие, якобы, «студенты Будапештского университета» каким-то образом совершенно точно знают, когда Израиль нападёт на Египет и начинают свои выступления и вооружённый мятеж именно в началу агрессии Израиля против Египта! Какая синхронность! При этом мировая пресса ничего, кроме «событий в Венгрии», не обсуждает. Про Египет — молчок.
 

Израиль нехотя вывел свои войска уже весной 1957 года. Тогда ещё у него ещё не было ядерного оружия, но как раз после этого Де Голль станет строить Израилю ядерный реактор в Димоне. Может быть, именно за это ему поставлен огромный памятник в Москве, напротив гостиницы «Космос»?

И вот – Фестиваль в Москве, воспетый и романтизированный певцами «оттепели»…
Каковы же его реальные итоги?

До Фестиваля, рассказывает профессор А.Столешников, врачи-кожники не могли студентам-медикам показать случай гонореи, или, как в народе говорят, — триппера. Моральный облик общества был «не продвинутый». Зато после 1957 года, после именно этого Всемирного Фестиваля Молодёжи и студентов в Москве, Москва захлебнулась гонореей.

 В 70-х годах студентам-медикам не могли наглядно показать примеры сифилиса, хотя мораль уже падала катастрофически. Но после повторного Фестиваля молодёжи и студентов в Москве в 1985 году в СССР начался не только сифилис, но и СПИД, и наркомания… и Чернобыль. И вообще всё начало рушиться и валиться…
От того времени остались неопубликованные нигде апокрифические «Фестивальные частушки». Неизвестный автор (на самом деле я – И.Д.) разглядел в румянах «фестивальной Катюхи» (эмблема Фестиваля) грим для страны, уготованной к закланию:


Превдо-братья, псевдо-ре-

волюционеры, —
Все по этой по поре

Сделают карьеры:

ЦРУшник, чей карман непуст

Всякой дребеденью,

И отечественный хлюст

С жирною морденью…


Как известно, комсомольские окатыши того времени сделали карьеру.
 
Головокружительную…

«Поразительно политическое чутье Жириновского, — пишет Владимир Карцев. — Ещё Горбачев не явился миру, ещё идеи перестройки не сформулированы, в стране царит всесильная КПСС, а Жириновский уже 28 февраля 1985 года(!) выступает на открытом партийном собрании «Мира» с идеями, которые в тогдашней доперестроечной ещё атмосфере казались громом с ясного неба – он критикует кадровую политику партии, в том числе – в издательстве.

— В личных листках по учету кадров, — говорит он, — предусмотрены пять или семь основных пунктов – национальность, партийность, социальное происхождение и т.п., но нет графы «деловые качества».

Карцев продолжает: «Прекрасно работал профком с его председателем Станиславом Жебровским – заведующим издательским отделом физики и математики, ставшим позже «персоной номер два» в ЛДПР. С подачи Жириновского профком организовал для сотрудников издательства бесплатные консультации у врачей-специалистов в платных поликлиниках, дотации на приобретение кооперативных квартир, льготные путёвки на курорты, невиданные ранее премии…
При издательстве заработали кооперативы и Советско-американское совместное предприятие «Соваминко», зарегистрированное в СССР под номером 17!

«Куратор» (из КГБ – Ред.) утверждал, и я думаю, это было правдой, что Жириновский уже тогда организовал свою незаконную партию, участвует в несанкционированных митингах, где выступает с антигосударственными, антиправительственными и антипартийными речами. Это было неудивительно. Часто в «Мир» поступали из милиции бумаги на Жириновского, требующие общественного на него воздействия. Один раз он был осужден и с него удерживали часть зарплаты. Пару раз он возвращался с митингов на Пушкинской площади с синяками и шишками, с перевязанной рукой. Он утверждал, что его била милиция…

Но 1985-й для Владимира Жириновского запомнился не собственной активностью, и даже не катаклизмами на уровне высших эшелонов власти.

Жириновский получает страшный удар. В этом году умирает его мать Александра Павловна, многострадальная русская женщина.

Когда-то она на подводе практически в одиночку хоронила умершего в 44 года первого мужа, отца её пятерых детей.

Потом, в день рождения Володи, со словами «Прости, Саша!» навсегда от неё вынужден уехать спасший её от отчаяния Вольф. Тогда она еле успела к отходящему поезду, чтобы прокричать: «У тебя родился сын!»

Потом 12 лет мучил семью отчим Володи и остальных его братьев и сестёр.

— Я видел её несчастную личную жизнь. Очень любил ее. Жалел… Если бы была она жесткая, может быть, по-другому сложилась и моя жизнь. Она была такая тихая и покладистая».

Когда отчим плохо относился к матери, Володя готов был наброситься на него с кулаками. Однажды он даже позвал соседей и устроил скандал из-за того, что отчим один раз ударил его мать. Володе было всего-то лет 10-12.

«Когда же ты вырастешь и защитишь, чтобы растерзать любого негодяя?». До сих пор помнит он эти слова.

Как-то, за полгода до смерти, в доме упало и разбилось зеркало. Мать сказала: «Вот всё, кто-то умрет. Я умру». И заплакала: это, говорит, к смерти. Сын пытался её успокоить: «Слушай, ну все умрут когда-то». Но примета сбылась. Зеркало разбилось в декабре, а в мае она умерла.

В одной записке написал: «Мама, апельсины просто соси, выдавливай сок, а мякоть выбрасывай. Только делай всё медленно, не торопись. Володя».

Ещё несколько строк: «Милая моя мамочка, ты единственный человек, которого я люблю и любил с самого детства. Вот уже шесть лет мы живем вдвоём, заботясь друг о друге… Главное для меня это ты, мой единственный родной, самый близкий, дорогой для меня человек… Поправишься, будем гулять в парке, здесь всё рядом. Летом много будет цветов…»

Но дни матери были сочтены. 29 мая 1985 года в 13 часов она умерла.

— Я привёз мать, ничего не было, я же заботливый сын, вызвал скорую помощь, привез в больницу, там, через пять дней — первый инфаркт, через две недели — второй, и она умерла в больнице, не дома. Я говорю врачу, помогайте, а он сидит, ест. Все инфарктные больные в таком состоянии. Вот проблема еще, что врач делает всё по инструкции, а как сделать так, чтобы он дрожал над больными, как над своим ребенком?..

От Александры Павловны осталась трогательная записка: «Дорогие мои дети! Это бельё всё для меня положите. И платье, какое удобно надеть, и туфли. Простите за всё, что я много делала ошибок. Я была одна, некому было подсказать. Прощайте, дети, живите дружней, не оставляйте Володю одного. Вы были немного с отцом, а он не знал своего.

Володя! Прошу тебя всё моё отдай девочкам, кому что подойдёт. Пожалуйста, весь расход возьми на себя, на похороны я оставила. Я вас всех одинаково любила и люблю. Мама ваша, прощайте. Володе. 1970 года, писала в Алма-Ате».

— Я оглянулся на её жизнь, и мне стало больно: действительно, она ничего радостного не видела. Всю жизнь – унижения и оскорбления. И опять вспомнил, что не дал того, что мог ей дать. Помню, кроссовки достал. Она просила себе. А я отдал Игорю, ему было 13 лет, тогда они были в моде, их было мало. А она хотела, для неё это было последней радостью, надеть кроссовки. А я думал: «Ну что? Старуха, женщина. Какие кроссовки ей?» Не мог понять, что ей тоже хочется быть молодой.

…После отъезда Вольфа Эйдельштейна из Алма-Аты у матери Жириновского осталась только одна его фотография, где они сфотографированы вместе. Позже «отчим-мерзавец» (слова Жириновского) взял и отрезал ту часть фотографии, где было лицо отца. Но на остатках фотографии сохранилась надпись его почерком: «Я верю в твою звезду».

Это были пророческие слова.

1986-й. Всё спружинивается.

Хроника событий в СССР и мире не требует комментариев.

15 января — Горбачев выступил с Заявлением, в котором предложил программу полного ядерного разоружения всех ядерных держав в три этапа (первый этап — до 1990 года, второй — 1990-1995 годы, третий этап — полная ликвидация ядерного оружия к концу 1999 года). Кроме того, было объявлено о продлении одностороннего советского моратория на ядерные испытания.

28 января — катастрофа американского космического корабля «Челленджер», взорвавшегося на старте с семью астронавтами на борту.

18 февраля — на пленуме ЦК КПСС Первый секретарь МГК КПСС (с 24 декабря 1985 г.) Борис Ельцин был избран кандидатом в члены Политбюро ЦК КПСС.

25 февраля — 6 марта — XXVII-й съезд КПСС. На съезде были утверждены новые редакции Программы и Устава КПСС. XXVII-й съезд снял с ближайшей повестки дня «строительство коммунизма», — а надо было бы, повторим, объявить его состоявшимся. — отодвинув его на более отдаленную перспективу и ввел в политический обиход такие понятия, как «ускорение социально-экономического развития», «гласность», «новое мышление». Появилось и слово «перестройка», хотя значение его пока еще было туманно и не предвещало масштаб будущих перемен.

26 апреля — Чернобыльская катастрофа, крупнейшая в истории ядерной энергетики. В результате взрывного разрушения четвёртого энергоблока Чернобыльской атомной электростанции реактор был полностью разрушен и в окружающую среду было выброшено большое количество радиоактивных веществ — программа «Время» спустя два дня сообщила об аварии.

31 августа — кораблекрушение в результате столкновения с лоцманским катером парохода «Адмирал Нахимов» в 15 километрах от Новороссийска. Погибло 423 из 1243 человек.

11-12 октября — встреча Горбачева и Рейгана в Рейкьявике. Впервые всерьёз обсуждалось тотальное ядерное разоружение. Стороны были близки к достижению договоренностей, но прорыва так и не состоялось.

19 ноября — принят Закон СССР «Об индивидуальной трудовой деятельности». Именно с принятия этого закона началась постепенная экономическая либерализация в СССР.

Декабрь — на экраны выходит снятый в 1984 году, но ранее запрещённый к показу фильм Абуладзе «Покаяние». Фильм, по тем временам, огромной разрушительной силы.

1 декабря — по инициативе Горбачева Политбюро ЦК КПСС принимает решение об освобождении из ссылки в Горьком Сахарова и Боннэр.

16-17 декабря — массовые выступления молодёжи в Алма-Ате после снятия с поста Первого секретаря Центрального комитета Коммунистической партии Казахстана Динмухамеда Кунаева и назначения «варяга» Геннадия Колбина, русского по национальности, не имеющего до того никакого отношения к Казахстану (работал Первым секретарем Ульяновского обкома партии, а ёще ранее — вторым секретарем Свердловского обкома и вторым секретарем ЦК Компартии Грузии). Выдвигались лозунги за самоопределение Казахстана и против русского великодержавного шовинизма. Волнения были подавлены властями…

По столице – сплошные тусовки: где-то играют мясом на скрипке (группа «Вежливый отказ»), в Битце развернули иллюстрированную историю СССР, написанную в кубической манере. В подвалах прямо в центре Москвы кооперативы накручивают рулоны целлофановых мешков…

1987-й.

14 января — арестован по подозрению в коррупции («узбекское дело») зять Брежнева, бывший заместитель министра внутренних дел СССР Юрий Чурбанов.

21 января — прекращение глушения Русской службы Би-Би-Си.

27-28 января — исторический Январский Пленум ЦК КПСС, с которого, фактически, и началась политика горбачевской перестройки как демократизации общественно-политической жизни в СССР. В том числе, на Пленуме было принято решение о необходимости альтернативных выборов в Советы, взят курс на поддержку развития кооперативов (в первую очередь, в сфере общественного питания и бытового обслуживания).

14-16 февраля — в Москве состоялся международный форум «За безъядерный мир, за выживание человечества», на который со всего мира собрались выдающиеся ученые, политики, религиозные деятели, писатели, артисты, художники, промышленники, военные, врачи, экологи, различные общественные деятели — Грэм ГринПитер Устинов,Клаудиа КардиналеГрегори ПекФридрих Дюрренматт, академики Сахаров и ЛихачевЧингиз АйтматовНорман Мейлер и многие другие. Перед участниками форума выступил с речью Михаил Горбачев.

1 марта — заявление М. С. Горбачева с предложением полной ликвидации советских и американских ракет средней дальности в Европе.

28 марта – 1 апреля — состоялся официальный визит в СССР Маргарет Тэтчер и ее переговоры с Горбачевым. По советскому телевидению в прямом эфире было показано большое интервью с Тэтчер, которое имело большой резонанс у советских граждан, впервые получивших возможность увидеть и услышать одного из западных лидеров напрямую, а не в кривом зеркале пропаганды.

6 мая — общество «Память» Д.Васильева провело одну из первых в перестроечные годы демонстрацию в центре Москвы. Хотя акция была несанкционированной — она не была разогнана. Участники демонстрации были приняты первым секретарем МГК КПСС Борисом Ельциным, который выслушал их требования. Патриоты зашлись в сладких мечтаниях.

28 мая — Матиас Руст пересек на спортивном самолете границу СССР и, беспрепятственно долетев до Москвы, совершил посадку на Красной площади.

25-26 июня — состоялся Июньский Пленум ЦК КПСС. После этого Пленума государственные предприятия были переведены на полный хозрасчёт и получили самостоятельность в своей деятельности.

6 июля — демонстрация на Красной площади крымских татар.

Август — в Нагорном Карабахе собираются подписи под петицией с требованием передачи автономной области в состав Армянской ССР.

28 сентября — Политбюро ЦК КПСС принимает постановление об образовании Комиссии Политбюро ЦК КПСС по дополнительному изучению материалов, связанных с репрессиями, имевшими место в период 30-40-х и начала 50-х годов.

21 октября — октябрьский Пленум ЦК КПСС. На Пленуме с резкой критикой слишком медленных темпов перестройки и перекосов в проводящейся политике выступил Борис Ельцин. Пленум постановил считать выступление Ельцина ошибочным. Текст выступления распространяли на ксероксах и «правые», и «левые»..

2 ноября — на торжественном заседании, посвященном 70-летию Октябрьской революции, Горбачев выступил с программным докладом «Октябрь и перестройка: революция продолжается».

На дому у сотрудника – редакционная компания «Крестьянки». Ко мне приставляют мадам. Танцуем. Вокруг – радостные разговоры: «Эта территория скоро развалится», «кранты Союзу!» В это время КГБ настоятельно приглашает на работу. Рассказываю об услышанном, и… через месяц с грохотом вылетаю из «Крестьянки» «за профнепригодность». Хотя только что был лауреатом года. На прощанье – наставление редакторши: «О «Крестьянке» — ничего дурного, это ведь и твой кусок жизни. Я не угрожаю, но…»

«Советская Россия» принимает заочно, по рукописям. Беседы со всеми членами редколлегии. «Синагога» бьет по газете прямой наводкой и даже внедрила своих агентов. Тайная острота еврейского вопроса удручает. Иногда страна кажется оккупированной вражескими… не войсками, а штабами!

Многим тогда запомнился племянник Троцкого, ректор Историко-архивного Института Юрий Афанасьев, пламенная громыхало Старовойтова, щирый пропагандист Черниченко, бывший «правдист» (!!!). Последний, кстати, первым занялся «хохлосрачем». Он без устали повторял, что мать с детства пугала его москалями, которые вот сейчас придут и уж тогда… И это он говорил в оправдание того, что, мол, Москва, москали везде мешают, а его мутер была права.

Жириновский обратил на себя внимание «неформалов», предлагая создание новой политической партии, в начале 1988 года. В мае того же года он участвовал в организационном собрании партии Демократический Союз, но не вступил в неё из-за несогласия включить в Декларацию ДС слова «КПСС вела народ путем преступлений». Тогда же он написал на одной страничке программу Социал-демократической партии России.

Во второй половине 1988 года он даже принимал участие в попытке создания легализованного еврейского национального движения и выступал на учредительном собрании Общества еврейской культуры в театре «Шолом», где был даже избран в правление Общества наряду с бывшим секретарем Бирибиджанского обкома КПСС Львом Шапиро и сионистом-отказником Юлием Кошаровским. А в сентябре того же года участвовал в митинге движения «Память», протестуя против «притеснения русских в Прибалтике».

Искания Жириновского заканчиваются в день 13 декабря 1989 года, когда он избирается Председателем Либерально-демократической партии России.

Сразу же поползли слухи о том, что он агент КГБ.

Но вот свидетельство его тогдашнего начальника Владимира Карцева:

«Мы не раз отправляли характеристику на ВВЖ для вступления в партию. Но всякий раз эта характеристика застревала в райкоме партии и КГБ. Жириновский был им не просто нежелателен, но ненавистен».

Генерал КГБ Олег Калугин пишет, что, хотя прямых доказательств у него нет, он лично уверен, что Жириновский был внедрен в КГБ уже с самых ранних пор.

«Взгляните, какие должности он занимал… Видимо, уже с институтских лет он имел связи с КГБ… Вырваться оттуда нельзя…». Это чушь. Вырваться, может, и нельзя, а вот не вступать – запросто. Уже упоминалось о судьбах «международников» журфака. Да и должности у Жириновского были не ахти какие. Да и Калугин сам – предатель и вредитель!

Моя сокурсница Альбац утверждала, что Жириновский в КГБ с его «Мировских» лет. Ещё одна фурия журналистики – Собчак, – что с момента образования его партии.
Кто-то «вычислил», что шефом школы Жириновского оказался алмаатинское КГБ.

Держите карман шире, уважаемые! После «проколов» на студенческих ещё дискуссиях, писем в ЦК и непрерывной «борьбы за справедливость» в трудовых коллективах, где работал, на Жириновском скорее всего уже тогда поставили крест «органы» — на предмет сотрудничества.

После заметных выступлений на старших курсах (даже по телевидению показали!) к Жириновскому изменилось и отношение целого ректора института А.А. Ковалева, и проректора М.Ф.Юрьева. 20 декабря 1967 года ему было отказано во вступлении в КПСС, 14 мая 1968 года ему отказали в выдаче характеристики для поездки в Турцию.

— Это было неприятно и несправедливо… Тогда уже появились настоящие диссиденты: Даниэль, Синявский, Солженицын… Кого-то запрещали, кого-то высылали. Но я был далёк от этого, я лишь высказывал то, что, казалось, было всем ясно и так.

Отдельные поручения по работе давать могли.

Помнится, в той же «Советской России» Лубянка время от времени снабжала материалами для подготовки статей. С удовольствием их делал. Не будучи не только в «конторе», но и в партии.

— В конце концов, оказалось, — пишет из заокеанской беспристрастности В.Карцев, — что КГБ категорически против присутствия Жириновского в издательстве, на него, как утверждал «куратор», есть громадное количество «материала» и он не может работать в такой идеологически важной организации, как издательство. Его нужно немедленно уволить!

Так что утверждения о сотрудничестве ВВЖ с «органами» оказались частью мировой кампании по дискредитации Жириновского любыми способами.

Хотя априори нет ничего предосудительного в том, что человек работал в КГБ. Президента Путина никто же не попрекает. А он был аж подполковником…

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *