Юг — удар в спину России. Часть 2

svyatoslav-1000

Игорь Дьяков

Часть 1.

Часть 2.

Часть 3.

Часть 4.

Часть 5.

Часть 6. ОКОНЧАНИЕ

ИСТРЕБЛЕНИЕ ЭЛИТЫ

В послереволюционные годы далеко уплыли «философские пароходы» с русскими мыслителями, почти под корень были вырезаны носители русской научной и инженерной мысли, купечество, самые крепкие крестьяне, священство, казачество, офицерский корпус Империи. Расстреливали или морили голодом «за пенсне», за принадлежность к «эксплуататорским классам», в которые записывали даже бывших гимназистов. Это продолжалось и позднее. И даже много позднее.

В 1966 году на операционном столе был зарезан 59-летний С.П.Королёв. Для «тех, кто понимает», это было громом среди ясного неба…

Мы вспомним только убитых за последние годы (данные только из центральной печати – на периферии положение не лучше).

29 августа 2001 г. умер (отравлен)  Андрей Аникин – русский экономист, доктор экономических наук, профессор, заслуженный деятель науки, лауреат многочисленных публикаций и бестселлеров – «Юность науки» и «Финансовые кризисы от Ло до Кириенко». Основные области его исследований – денежное и валютное обращение в переходной экономике, финансы и кредит в международных отношениях, психоанализ в общественных науках. Опасная специализация!
4 января 2002 г. забит до смерти в подъезде своего дома 65-летний Игорь Глебов – Герой Социалистического труда, директор Санкт-Петербургского НИИ машиностроения. Ученого избивали металлическими прутьями, нанося ему и глубокие колотые раны.

30 января 2002 г. забит битами и задушен в подъезде своего дома (Москва) Андрей Брушлинский – директор Института психологии, член-корреспондент РАН, 68 лет. Почти через два года после гибели профессора А.Брушлинского был убит его заместитель – профессор Валерий Дружинин.

9 февраля 2002 г. убит Валерий Коршунов – заведующий кафедрой микробиологии РГМУ им. Пирогова (Москва), один из ведущих микробиологов и признанный во всём мире специалист по биологическому «антиоружию».

19 марта 2002 г. зверски избит, но чудом выжил Сергей Карпов – академик РАЕН, декан исторического факультета МГУ (Москва).

23 августа 2002 г. застрелен Александр Войтович – заместитель директора Санкт-Петербургского института травматологии и ортопедии. (За пять лет до того, 13 февраля 1997 г., подобным же образом был убит профессор Ю.Н.Зубков – нейрохирург с мировым именем).

17 августа 2002 г. исчез Сергей Бахвалов – зав. Кафедрой физической химии Красноярского государственного университета, руководитель научно-исследовательского центра «Кристалл». Его расчленённое тело нашли через десять дней. 47-летний Сергей Бахвалов считался одним из самых перспективных учёных-ядерщиков. Им был разработан способ утилизации ядерной установки АПЛ «Курск».

30 августа 2002 г. около 18 часов у дома №116 по ул. Баженова в Москве убит бейсбольными битами Эльдар Мамедов – проректор Всероссийской Государственной налоговой академии МНС. Он был одним из крупных учёных в области защиты от «психотронного» оружия.

31 октября 2002 г. подвергся бандитскому нападению, но чудом выжил Евгений Горигледжан – Генеральный директор ЦКБ «Рубин» (С-Пб), известный кораблестроитель атомных подводных лодок.

20 ноября 2002 г. застрелен Борис Святский – профессор кафедры детских инфекционных болезней РГМУ им.Пирогова.

26 декабря 2002 г. убит Евгений Краснов – ректор Дальневосточного государственного университета рыбной промышленности (бывший вице-губернатор Приморского края).

22 января 2003 г. убит поздно вечером у своего дома Виктор Французов – проректор Московской государственной академии тонких химических технологий.

12 марта 2003 г. убит Вадим Рябцев – преподаватель Финансово-юридической академии РФ.

3 июня 2003 г. убит Александр Красовский – академик РАН, генерал-майор авиации, сорок лет руководивший кафедрой в Академии им. Жуковского.

6 июня 2003 г. у своего дома убит 42-летний Игорь Климов – Генеральный директор НПО «Алмаз» (концерн зенитных ракетных систем ПВО). И.Климов добивался, чтобы государство имело 100% акций компании, а не 75%, как сейчас.

9 августа 2003 г. в результате черепно-мозговой травмы скончался Григорий Бондаревский – 83-летний профессор-востоковед, специалист по исламу и мусульманским политическим движениям. Он был награждён второй по значению наградой Республики Индия – Орденом Белого лотоса. Характер его ранения позволил сделать заключение – били молотком.

В середине октября 2003 г. бесследно пропал Сергей Подойницын – зам. Начальника ЦЗЛ Горно-химического комбината в г.Железногорске Красноярского края. В родной город он вернулся через полгода – со «стёртой» памятью.

20 апреля 2004 г. убит кухонным ножом Вячеслав Фёдоров – профессор кафедры математических операций факультета вычислительной математики и кибернетики МГУ.

22 ноября 2004 г. в Москве убит Николай Валягин – 59-летний профессор Академии народного хозяйства. Тело профессора нашли в его квартире утром 27 ноября. Как и Вячеслава Фёдорова, его также убили кухонным ножом.

2 июня 2005 г. от удара по голове тяжёлым предметом погиб в гостинице «Славянка» Леонид Страчунский – директор НИИ антимикробной химиотерапии, профессор, эксперт ВОЗ. Возглавляемый им институт занимался разработкой биологического оружия.

13 июля 2005 г. на вокзале Екатеринбурга из-за отравления клофелином погиб Сергей Вовк – доктор технических наук, лауреат Государственной премии. Он занимался использованием ксенона в радиотехнике.

28 декабря 2005 г. убит Александр Артемьев – зам. Директора по НИР Института истории, археологии и этнографии ДВО РАН, доктор исторических наук.

19 августа 2006 г. убит Леонид Корочкин – генетик, член-корреспондент РАН…

13 июля 2010 трагически погиб Геннадий Андреевич  Павловец, ученый в области аэродинамики, доктор технических наук, профессор, лауреат Государственных премий России и Украины, премии имени проф. Н.Е. Жуковского, советник дирекции ЦАГИ, почетный гражданин города Жуковского.

Как утверждает публицист Павел Святенков, за последние десять лет насильственной смертью ушли из жизни как минимум сорок российских физиков, геологов, математиков. При этом Конгресс США не стесняется заявлять, что устранение «конкурентных» ученых – его обычная практика ради достижения целей безопасности (см. «Русские новости и аналитика» от 11 марта 2013 г.)

Но «русский след» в мировой науке стирается и иным способом: замалчиванием, замещением иными фигурами.

Классический пример – сокрытие а учебниках Запада авторства «таблицы Менделеева». Мы же приведем малоизвестные примеры двух Николаев: Кондратьева и Дмитриева.

«Нью-Йорк Таймс» недавно сделала «открытие»: сегодняшний глобальный кризис был предсказан советским экономистом Николаем Кондратьевым еще в 20-е годы XX века. Проанализировав экономическую историю с конца XVIII века, Николай Кондратьев пришел к поразительному и мрачному выводу: капиталистическая экономика обречена проходить через регулярные и предсказуемые циклы, которые длятся около 50 лет и неизбежно выливаются в спад.

В течение полувека научное наследие Н.Д. Кондратьева, выдвинутые им и признанные в мире идеи и теории отвергались и подвергались жестокой критике в СССР, замалчивались за рубежом. Лишь с 80-х годов начинается перелом в подходе российской науки к наследию Н.Д. Кондратьева.

Николай Кондратьев в начале века состоял в партии эсеров, рьяно поддержал обе революции 1917 года. Занимал важный пост в правительстве Александра Керенского, а затем стал крупным теоретиком, одним из авторов концепции НЭПа. В 1938 году был репрессирован. Реабилитирован только в 1987 году. В 1992-м был создан Международный фонд его имени. А теперь вот и Запад «соизволил» признать вклад в экономическую науку выходца из крестьянской семьи, старшего из десяти братьев и сестер.

Типичная и трагичная судьба русского гения!

Второй пример – судьба Николая Александровича Дмитриева. Сегодня мало кому известно это имя. А ведь Дмитриев — один из основных математиков-разработчиков атомного проекта в СССР.

Дмитриев Николай Александрович родился 27 декабря 1924 в г. Москве. Семья оказалась в Тобольске после высылки туда его отца, бывшего офицера царской армии.

В 1933 году Колю Дмитриева, тогда ему было 9 лет, вызвали из Тобольска в Москву по запросу Наркомпроса. Комиссия (под председательством А.С.Бубнова и Н.К.Крупской) была немного удивлена широтой интересов Коли: он хорошо знал древнюю, среднюю и новую историю Виппера, Диккенса и «Одиссею» в переводе Жуковского, «Записки охотника» и «Войну и мир», «Миргород», «Вечера на хуторе», «Женитьбу» и «Мертвые души», — в общем, экзаменаторы не смогли установить, чего он не знал. Профессор Чистяков, один из специалистов, экзаменовавших Колю, заявил: «У ребенка чрезвычайно большой объём знаний. Несомненно, мы имеем дело с исключительной одаренностью. Такие явления встречаются раз в столетие. Этот ребенок — типа Паскаля».

Николай Александрович поступил в Московский государственный университет в 15 лет, где посещал семинары академика А. Колмогорова. Закончил мехмат МГУ в 1945 году. Защитил кандидатскую диссертацию. С 1946 года работал в теоретическом секторе Института химической физики в г. Саров. Он одним из первых был привлечен к работам по советскому атомному Проекту. Работал с академиками Ю.Б. Харитоном, Я.Б. Зельдовичем, А.Д. Сахаровым, Д.А. Франк-Каменецким и др.

Научные работы Дмитриева посвящены исследованиям неполного взрыва, теории возмущений, физике высоких температур и давлений, теории систем ПВО.
Теоретические работы Дмитриева позволили закрыть неперспективные работы.
Большую роль сыграли его работы в создании термоядерной бомбы.

Дмитриев  отказался от ученой степени доктора физико-математических наук по совокупности научных трудов по созданию атомной бомбы без защиты диссертации.
В то же время даже якобы единственные легитимные создатели атомного оружия и те признают величие таланта Дмитриева. Академик Я.Б. Зельдович говорил следующее:
— «У Коли, может, единственного среди нас, искра Божия. Можно подумать, что Коля такой тихий, скромный мальчик. Но на самом деле мы все трепещем перед ним, как перед высшим судией».

Участник событий по созданию атомной бомбы (академик Трутнев, телепередача от 2.11.2012) рассказывает так: «Франк-Каменецкий, Зельдович, Сахаров все непонятные вопросы задавали Дмитриеву, и он — решал…»

«Не кажется ли несколько странным, и уж точно — неслучайным, что на фоне бесконечных телепередач о том, как Эйнштейн, Бор, Ландау, Гинзбург, Зельдович, Курчатов (с помощью Фукса), Харитон, Франк-Каменецкий и Сахаров создали бомбу, о Дмитриеве мы узнаем из короткой фразы, случайной проговорки?» — отмечает писатель Борис Диденко.

Итак, «недострелённые» русские таланты заталкиваются в тень безвестности, а то и нищеты.

Тем самым обеспечивается «варваризация» страны. Искусственно лишённый элиты государствообразующий народ превращается в гидропонику, на которой выращивается что угодно, только не «культурные растения».
«Стоп-листы» у телеведущих обеспечивают эту дискриминацию. Это кляп на устах русской мысли. Это запрет на самозащиту. Нация превращается в «подземный народ».

Еще во время перестройки теплилась надежда, что практически закатанная в асфальт русская мысль пробьёт себе путь.

…Год 1988-й, Великий Новгород. Празднование 1000-летия Крещения Руси. По мосту через Волхов движется торжественная процессия. Впереди – патриарх Алексий, рядом – три писателя мирового уровня, олицетворявшие для русских гордость и надежду: Белов, Распутин, Астафьев.

Шествие продвигалось к Новгородскому Кремлю, но, как только достигло середины висячего моста, замерло: мост попал в резонанс и угрожающе закачался. Привычные к опасностям русские люди инстинктивно переждали неприятный «кач», и двинулись дальше. Однако нехорошие предчувствия коснулись многих. «Перестройка» набрала обороты, но, по выражению Юрия Бондарева, напоминала собой самолёт, который взлетел, но где сядет – не ведает. Русофобский её пафос наводил и на более безрадостные мысли. Перестройка уже пахла перестрелкой…

Год 1989-й. Василий Иванович Белов с трибуны съезда народных депутатов требует признать геноцид русского народа. Но этот призыв остался без ответа, даже будучи многократно усилен и повторен фракцией ЛДПР…

Год 2012-й. 23 октября Белову, автору «Привычного дела», «Плотницких рассказов», «Бухтин вологодских…», «Лада», романов «Кануны» и «Год великого перелома» и других, ставших современной классикой произведений, исполнилось 80 лет. Этот юбилей отметил лишь канал «Культура». Вот уже много лет о Белове ничего в Москве не было слышно. Словно и нет такого писателя.

«Деревенскую прозу», ярчайшим представителем которой является Василий Белов, нередко называют визитной карточкой России. Так вот демонстративное игнорирование этой «визитной карточки» можно объяснить одним: русскую Россию, самоё русскость заталкивается в забвение.

Год 2012-й, 4 декабря. Вечер в Центральном Доме литераторов, посвященный 80-летию Станислава Юрьевича Куняева, выдающегося русского поэта, литературного критика и публициста, свыше двадцати лет возглавляющего лучший из «толстых» журналов – «Наш современник». Выступают Валентин Распутин, Владимир Крупин, Валерий Ганичев, архимандрит Тихон (Шевкунов), множество других достойнейших людей. Но ни о вечере, ни о самом юбилее Куняева, могучего бойца за русское дело, в СМИ – ни слова.

Потому что власти важна маргинализация русского самосознания, а потому нужны лишь «нанайские мальчики» из либералов и националистов: одни орут «ой, караул, русский фашизм!», а вторые это старательно подтверждают, выводя на улицы зигующую гопоту в бомберах. В такой дешевой игре нет места беловым и распутиным, шафаревичам и куняевым, нет места национальным мыслителям и изобретателям, нет места просто честным и деятельным русским людям.

…Вечер в ЦДЛ на мгновение воскресил теплую атмосферу родства незнакомых людей благодаря царившему на нем русскому духу. Люди расходились, ощущая некий праздничный уют в душе несмотря на промозглую погоду.

Люди пришли домой, попили чайку и легли спать в предвкушении хотя бы приятных сновидений…

А наутро грянула страшная весть: в своей родной обезлюдевшей вологодской деревеньке Тимонихе умер Василий Белов.

«Можно с уверенностью сказать, что ТВ и «настоящее радио» не будут разрываться от горя, как это было, например, после смерти шоумена по имени Роман Трахтенберг, составителя сборника анекдотов, о котором голосили целый день с утра до вечера по радио в начале каждого часа во время выпуска очередных новостей…

Вспомним, что, когда умерли Вадим Кожинов, Юрий Кузнецов, Виктор Боков – ни слова о том, кого потеряла страна, ни на «Радио Россия», ни на одном телеканале произнесено не было» (Станислав Куняев, «Из дневника третьего тысячелетия», «Наш современник», №11, 2012).

Уход Василия Белова – это скорбный знак уходящей русской деревни, колыбели национального характера.

«Ушла эпоха, — написал о Белове Андрей Архипов, пресс-секретарь главы ЛДПР с конца 1980-х. —  Будет в русском раю…»

Таковы юбилеи «подземного народа», в который превращают русских.
Превращают давно. И нередко камуфлируют их жертвенность, нередко спровоцированную, камуфлируют славословиями об исконном геройстве могучих русичей, о великих их победах, плоды которых на поверку оказывались в чужих руках. Истинным героям давали железную медальку, а всё остальное загребали себе, оставляя извечных победителей в одних подштанниках. Но с медалькой…

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *