ДЕЛО ДЬЯКОВА. Багдад

Внук Саддама Хуссейна
– храбрейший мальчик XXI века.
Он гонял 6 часов американский спецназ
(400 человек)
ГЕРОИ НЕ УМИРАЮТ!

saddam-1280

http://imperiiia.com/2015/10/vnuk-saddama-hussejna.html


Эта статья была напечатана более 25 лет назад в журнале «Молодая гвардия». Мы были в Багдаде по приглашению руководства страны. С Саддамом пообщаться не удалось, нас принимал Тарик Азис – на тот момент министр иностранных дел Ирака. Профессор Станислав Иванович Королев попросил передать Саддаму, чтобы тот ни в коем случае не верил американцам. Но было видно, что к этому совету не прислушались. Тогда Станислав Иванович предложил мне пойти вместо приему погулять. И мы кусками асфальта посбивали немало фиников (в Москве был их дефицит). Потом зашли в гости к итальянской делегации (наш международный лагерь располагался на Острове Невест между Тигром и Евфратом). Прошло немного времени, Саддам поверил американцам (Джин Киркпатрик сказала, что Кувейт – исконная иракская территория, и США не возражают против её возвращения). Не стало ни Острова Невест, ни Саддама, ни Ирака, разграблен великолепный национальный музей Ирака.

И совсем уже не радует прозорливость, которая востребуется через четверть века.

Предлагаю эту свою статью без комментариев. И так всё ясно.

Игорь ДЬЯКОВ

ПО НАМ ЗВОНИТ КОЛОКОЛ

Багдадские заметки по русскому вопросу.

«У России нет друзей.

Нашей огромности боятся.

Избегай войн…»

Александр III — Наследнику.

Самолет набирал высоту. Мы летели в страну, народ которой, пытаемый собственным правитель по внушениям «мировой закулисы», судорожно сжался в думах о хлебе насущном; в страну, где безумцы и продажные полу-безумцы спешно «делали политику», раздирая на части народы, семьи, души; впереди были очереди с записью номеров на ладонях, висельный юмор убивающего разум телевидения, брошенные дети, оскорбляемая старость, выхолощенная юность, попранная сатанократической элитой и духовным люмпеном Любовь.

Мы летели в страну, где царил разгул «освященного» национального предательства, где дух лукавства и измены проникал в последние здоровые поры общества. Среди отравленной земли, среди гниющего зерна, среди ограбляемой абсурдами талмудических построений «экономики», среди торжествующего невежества возбуждённой алчности. Беснование над мнимо поверженным Богом достигало запредельной степени, и торжество падшего человека сквозило и в речах политиков, и в надписях в лифтах, в пальбе поощряемых властью фашистах и в зловонии производимой «культурной» продукции.

Мысли чередовались. Только что мы видели прилавки магазинов, наполненных снедью, одеждой, мебелью, радиотехникой. Только что мы проезжали мимо шеренг разнообразных частных домов, по великолепным дорогам, в бесшумных скоростных автомобилях. Трудящий, сплочённый единой волей народ боготворил своего национального вождя, судить о котором мы, как иностранцы, прибывшие из бывшей России, не имеем морального права.

Мы летели на родину. Из страны, только что восемь лет воевавшей и теперь находящейся в жёсткой блокаде «мирового правительства».

Что привело нас в Багдад помимо формального приглашения иракской стороны? Не только явная тенденциозность нашей антисемитской, то есть направленной против арабских народов, прессы. Не только редчайшая для не-либералов возможность с «геополитической» точки зрения, на примере чрезвычайной ситуации, которая обнажает приводные ремни маховиков войн и экономических катаклизмов, взглянуть на нашу полуубитую землю, на наших женщин, убивающихся в очередях, на наших детей, в «очереди» играющих. И на тех, кто смеет говорить от имени русского народа и других народов нашей страны, терзаемой соответственно её потенциальной огромности, и духовной, и материальной.

Только что «глава государства» в очередной раз растворился в «просторах» Европы, получив очередную премию за национальную измену. Только что в эфире и в газетах пронеслась очередная постыдная серия споров и прожектов, направленных не на то, чтобы делать, а на то, чтобы делить, и делить как можно несправедливее. Бесстыдство бросалось в глаза, несмотря на притерпелость.

По-прежнему «не замечался» великий опыт мирного строительства Отечества, в насильственном безмолвии держалась львиная доля населения, «обзываемая» русскими, но торопливость то ли безнаказанности, то ли страха быть разоблачёнными, «обогащало» обычное бесстыдство какой-то уж особенно смрадной пошлостью. Кажется, всё неотмершее, недобитое, направленное на созидание и мир, всё честное, чистое, родное «ушло в скит», словно не желая быть хоть сколько-нибудь причастным к шабашу «перестройки», затеянной вчерашними «верными ленинцами» во главе со ставленником одного из признанных виновников афганской авантюры — гражданином Горбачевым.

Наши предки хорошо знали, что одним из самых досаждающих душу грехов является многопопечительность. То есть беспокойство по недостойным поводам. К последним относили всё, что вне Бога и размышлений о спасении души. Вульгарным проявлением этого греха в наше время, когда греховность уже носит почти исключительно вульгарную форму, являются насаждённые в наше сознание хлопоты о «дальнем» в то время, когда ближний и «ближнее» попросту гибнет.

Характерной для нашей оккупированной чужеродным духом «интернационализма» страны чертой стала непрестанная забота об английских докерах и французских студентах, американском голодающем и компартии Берега Заячьей Тоски. Многопопечительность внедрялась при помощи учебников и газет, озабоченных судьбою племени Мумба-Юмба гомункулусов-телекомментаторов, особенно экзотично выглядевших на фоне неспасаемых от радиации, полуголодных, нещадно эксплуатируемых соотечественников.

Но даже если не думать о том, что практически все средства массовой информации «СССР», как и авторитетные мировые агентства и радиоголоса находятся в руках «связанного одной цепью клана» (спасибо, Спартак Иванович Беглов, за добротные лекции на международном отделении факультета журналистики!), даже если не думать об этом, все-таки у нас, как у — по инерции — великой страны, национальные интересы простираются достаточно далеко. И уж, конечно, Ближний и Средний Восток, как наше геополитическое «предбрюшье», ближе нам, а не США, к примеру.

Тем паче что держава наша чуть не на треть — мусульманская. Когда она была русской, всё было в целом более чем нормально, и магометане ощущали себя полноправными подданными Православного Царства. Теперь же, когда русские находятся в пленении, когда за них говорит безродный аппаратчик Ельцин и его заместители, с трудом говорящий по-русски министр иностранных дел или такие деятели, как Яковлев, Примаков, Арбатов, оставленные у власти после отсечения «отсохших ветвей», объективно на поверхность всплывает опасность, что эти люди, по всем признакам ненавидящие русский народ, будут в своей работе по разжиганию гражданской войны использовать и «исламский фактор».

Как бы от имени славян выступая категорически антиарабски, они восстанавливают друг против друга десятки миллионов сограждан. Несомненно, рукою их подпевал размножены расклеенные по всему Дагестану листовки с угрозами против русского населения и с апелляцией к «молодому тигру» — Саддаму Хусейну. Конечно, этот отъявленный антисемитизм — «полив» Ирака в печати, — дело не русское и специфически подлое. Поэтому-то и отправлялись мы в Багдад, настроенные проиракски…

Что больше всего поражает, когда вдруг выбираешься из-под «либерального террора»? Культ. Не культ личности (культ есть, и это внутреннее дело страны, испытывающей жгучую потребность быть собранной в единый кулак).

Культ труда!

Здесь не видно праздношатающихся. Все заняты. Даже шофёры не стоят без дела, хотя машины — это неломкие «Тоёты», «Шевроле», «Фольксвагены» и «Ниссаны», да и бензин по-нашему — 2 копейки литр, «хвостов» у заправочных станций нет.

В историческом музее можно увидеть манекены и группы манекенов, «занятых трудом»: здесь воссозданы все виды ремесел, все виды тяжелого труда феллахов, арабских крестьян. То же видишь и в обычной школе: мастерские чеканки, керамики, кожевенного дела, резьбы по дереву, швейные, слесарные. Даже торговцы в многочисленных лавочках Багдада не производят впечатления омертвелости и торгашеского высокомерия, хорошо нам знакомых. Зев каждой лавчонки хорошо освещён и из неё прет товарный сель: сотни, если не тысячи, видов каждого товара.

Блокада сказывалась здесь в том, как нам сказали, что исчез американский шоколад. Трудолюбие здесь — традиция, и потому традиционно иракцы закупают продовольствие мешками, благо цены позволяют это делать. При среднем заработке 200-250 динаров хлеб — 4 динара, огурцы-помидоры — 0,4, сахар — 0,2, мясо — 4-6 динаров за килограмм. Конечно, цены после объявления блокады выросли, кое-что выдаётся по карточкам. Однако только «кое-что». А нормы — рис и сахар — по 1,5 кг, мука — 6 кг на человека в месяц. Это, пожалуй, и все нормы.

Следует учесть, что в этой стране с древней цивилизацией отлично понимают иерархию видов трудовой деятельности, и наиболее оплачиваемые служащие здесь — учителя, инженеры, врачи. Их заработок достигает 750 динаров, не при наших врачах, а тем паче медсёстрах и акушерках будь сказано.

Исключение составляют офицеры: они в Ираке, пожалуй, наиболее почитаемые из «светских» профессий. Дом, машина и прочее для них нередко безплатны. Особенно если они становятся кавалерами боевых орденов: каждому ордену и каждой степени соответствует своя система материального — постоянного! — поощрения. Офицеры в Ираке «хорошо зарабатывают», сделает вывод иной читатель. А вдовы — ещё больше, — замечу я. Офицеры в Ираке — это люди, служащие беззаветно. Если не беззаветно, — они рискуют потерять всё, даже жизнь. Их труд — действительно ратный, не позволяющий подернуться жирком. И спрос с них, можно сказать, лютый…

Нефиксированный заработок у многих строительных рабочих — до 20-25 динаров в день, у феллахов — до 15 динаров. Кстати, в последнее время работы у последних прибавилось: Саддам распорядился передать в их руки от 40 до 200 гектаров пахотной земли, отрезанной от более крупных владений… Безработица появилась в последнее время, в связи с сокращением из-за блокады небольшой части промышленного производства: пособие составляет 100-120 динаров. Стипендии в вузах получают только отличники — 50 динаров.

Узнав, что мы — из Советского Союза, официант в ресторане произнёс, по-видимому, единственную известную ему фразу по-русски:

«За край свой насмерть стой».

И кроме явной уважительности слышался в этой забытой нами поговорке настороженный и горький вопросТяжко ощущать себя представителем страны-предателя. И всё-таки нас здесь уважают — меньше, чем американцев и прочих европейцев, но уважают. Знают нас в работе.

Иракская фирма, специализирующаяся на строительстве военных объектов, прислала своих представителей в Юсифию, на инспекцию вводимой нашими рабочими ТЭЦ (заказ на 1 миллиард долларов, фактически уже вырванный у нас из рук действиями «мировой закулисы»). Инспекция закончилась тем, что иракцы попросились поучиться, заявив: «Вы работаете качественнее всех». Мы убедились в этом. Здесь даже питьевая вода самодельная чище, чем та, которую привозят из Багдада в цистернах. Триста человек, оставшихся на стройке, трудились, как триста спартанцев. «Из-за денег», — бросит иной читатель. Да, и из-за денег. Но и потому, что дорвались до работы, делать которую не мешают паразиты, коих в Союзе — на каждом углу, за каждым столом, в начальственных «авто».

Конечно, рабочих грабят: заработки советских специалистов в 5-8 раз ниже, чем заработки уважающих себя и уважаемых своими правительствами «западников». Ведомства беззастенчиво отбирают эту разницу, которая в среднем составляет 2-3 тысячи долларов в месяц на рабочего. Таким образом — 25-30 тысяч в год идёт «не знамо куда». «Знамо»! В структуры по циничной эксплуатации русского (в основном здесь — русского) народа.

«Ваня», считай, отдаёт до полумиллиона советских рублей (1:20) разным «абулатипам» и «абрамам», а взамен получает презрительные плевки, которые пока принимает по простодушию своему за «недоразумения». Такого, кажется, не было никогда и нигде, при самом гнусном рабстве. «Возникать» бесполезно: всё равно найдутся несчастные «штрейкбрехеры», из Союза, заработки которых во много раз ещё ниже.

«У нас тут маленький Союз!» — сказал мне один азербайджанец, имея в виду согласную, дружную работу немаленького коллектива. Он спросил, возвращаться ли ему в Баку, где идёт война, или оставаться здесь, где война возможна. Добавил: у меня и здесь, и в Ереване много друзей-армян. Что делать мне?.. А мне? Я советовать отказался: всех нас загнали в резервацию проклятые продажные твари, всех скопом — от армян до эстонцев. Кстати, два эстонца просили не называть имён и извинились от имени своего народа перед русскими Эстонии, и, в частности, Талинннннннннннннннна (то есть Ревеля, городка в Прибалтийском крае). От этих извинений становилось и горько, и неловко: сколько друзей и в Риге, и в Вильне, и все мы теперь как оплёванные. НИ С ТОГО, НИ С СЕГО!!!

Признаться, на фоне этих тяжких мыслей не воспринималась с должным придыханием иракская экзотика — даже в Вавилоне наибольшее впечатление произвели встреченные случайно нефтяники-сибиряки, которые поведали истории в том же духе.

А настоящий Вавилон был — на острове Невест, где нас поселили в «лагере мира». Казалось, тут собралась «вся Европа»: англичане, французы, итальянцы, греки. И американцы были, даже бывший генпрокурор США. Англичане собирались разбить лагерь на границе между Ираком и Кувейтом, и позже сделали это (нас на юг не выпускали). Греки были похожи на американцев: молчаливы, сдержанны. Итальянцы на ходу сочиняли песни «за мир». Среди всех было немало иудеев. Всё было немного похоже на наши застойные бдения по поводу «мира» и на сборище тихо помешанных: фальшь искажала всё и вся.

Встречи с европейцами более приватные оставили тягостное впечатление: наши проблемы им не интересны, вопросы морали их по большому счёту не интересуют, «Горбачев — гений». В общем, тот же убогий набор штампов, та же поверхностность и боязнь «копать глубже», что и у отечественного перестроечного гомункулуса. Можно поздравить наших властителей дум из «Голоса Америки» и примыкающих к нему советских теле-радиостанций, из пошлейшей «Нью-Йорк Таймс» и её жалких филиалов типа «АиФа». Кстати, вскоре после нашего возвращения их коллектив депутатов РСФСР (извиняюсь за выражение) проголосовал в числе 161 жаждущего благоденствия ротшильдам-рокфеллерам и их филиалам яковлевым-примаковым-арбатовым за счет русских ребят, которых народные депутаты вознамерились видеть в песках Аравии.

Вот она, плотная группа славных «аргументщиков»: Мещерский, Угланов, Зятьков, Старков. (С двумя последними автор этих строк имел счастье работать в «застойные» годы — это самое тягомотное время в его жизни, чудные люди!) В той же воинственно-долларовой компании — наши «а ля молодые»: Политковский Саша, Мукусев, Любимов. А также «крутой мужик», разогнавший русскую фракцию из своей партии, вытянутый из небытия в своё время газетой «Советская Россия» с Чикиным во главе и исходящий желчью Травкин. «Друг народа» и герой всех курилок неразгоняемых НИИ Ельцин сказался «не голосовавшим»…

А Европа… Европа возмутится всерьез, если только станет получать цинковые гробы. Или если русское сырьё перестанет обеспечивать ей стабильность. Но пока у нас есть такие богатыри, как Горбачев и Ельцин, ей нечего опасаться: и бриллианты мешками, и лес с чернозёмом, и нефть с газом, и чугун с бумагой. А война?.. Трудно гадать, и не стоит. Но ведь и политикам-учёным верить никак нельзя.

Пропаганда создаёт страхи и мнимое спокойствие, раздувает ничтожных политиков и ни звука не проронит слово о тех, кто в действительности «делает политику».

Кому выгодно происходящее в Заливе?

США. Они выживают нас из региона и в военном, и в экономическом отношении.

Израилю. Облик СССР как друга арабских народов исказился в подобострастной мине. Собственные кровавые преступления Израиля, свирепая и непрерывная агрессия против палестинцев, собственное ядерное оружие в пустыне Негев, — всё это остаётся за кадром. Израиль вроде как сторона страдательная — Багдад грозится страшнючими бомбами.

Безполезно вспоминать о том, что «мы могли бы» просто-напросто наложить вето на отвратительную резолюцию ООН о блокаде Ирака.

Безполезно! В последние годы наше правительство неизвестно чьё, и действует оно прямо противоположно национальным интересам страны. «Нет Нессельроде, Витте, Горчакова, Столыпина», — сетует многоопытный, но при этом наивный советский дипломат. И по вздохам его чувствуешь: у власти у нас нечто типа ассоциации карманных воров, наспех обучившихся «манэрам».

Но не исключено, что вообще ВСЯ «ИГРА» ВЕДЁТСЯ ТОЛЬКО ПРОТИВ НАС. Не исключено, что в некоей неявной структуре своё место занимают и Буш (масон, что доказано), и Хусейн (смущают не только зелёные пентаграммы на флаге Ирака), и Горбачев. Не исключено, что эти политики (исключая Горбачева) занимают в этой иерархии довольно высокую ступень. А значит: если война в Заливе и будет, внутри Союза «раскачают» мусульман, нас рассорят с арабами, «поженят» с Израилем, в Саудовской Аравии втихую подменят режим на ещё более проамериканский, с Ираком расплатятся за издержки и «хлопоты» по Кувейту или договорятся оставить Кувейт де-юре иракской территорией, де-факто — суб-американской, каковой, возможно, станет и весь Ирак.

Очень возможно, что это «показалось». Из неких мелких наблюдений-ощущений, которые даже трудно переедать на бумаге. Из невысказанных подлинных чувств, тем более легко наблюдаемых в жизни или по бесконечным телетрансляциям, чем ближе к нулю твоё знание данного языка. Из нашего горького опыта гражданской, первой и второй мировых войн. Да и нынешней, ведущейся нетрадиционными методами.

А вот и некоторая фактическая оснастка этой версии.

В Ираке — американские самолеты «Кобра», французские самолеты и системы ПВО, бразильские системы залпового огня. Из ФРГ пришли такие «гербициды», которые скоренько стали химическим оружием и семерых немецких учёных-торговцев (стрелочников) отправили под суд. Да, мы построили атомный реактор. О нём знает весь мир и вся наша «левая». Реактор на 5-10 МгВт. А вот французы построили — на 40. Да, ещё биологическое оружие. Из лабораторий… США. Переданы штаммы сибирской язвы, холеры и прочих «прелестей». 50 иракских учёных прошли соответствующую подготовку… где? Там же, в ныне гневных США. А каяться в дружбе с «диктатором» кому? Конечно, нам! — верещит наша дегенеративная «левая».

Что же касается «единой структуры» наднационально-вненациональных деятелей, жаждущих никому неведомого всемирного единения при непременном условии фактического расчленения России, — она видна по тому тесному кругу политиков, дельцов и «властителей дум», которые перетекают из одного качества в другое, но не «тонут». И их очень мало в мировом масштабе.

Во втором приближении угадываются очертания «мировой закулисы»: сначала «Общество Круглого Стола», основанное 5 февраля 1881 года Сесилем Родсом (после его смерти это по сути масонское общество возглавил Альфред Мильнер, представитель лорда Ротшильда, один из главных финансистов «русской революции» 1917 года); затем идёт основанный в мае 1919 года «Институт Международных Отношений» (для краткости перечислим лишь некоторых его членов: Морганы, Рокфеллеры, Кеннеди, Эйзенхауэр, Д.Ф.Даллес, Макнамара, Киссинджер, Никсон, Гарриман, Картер, Джонсон, Бжезинский и прочее). 25 ноября 1959 года был издан специальный (секретный) документ, подтверждающий давнюю цель: создание мирового правительства и включение в мировое государство стран, именующих себя социалистическими, в том числе СССР.

Дальнейшее развитие всё та же структура получила в мае 1954 года в отеле «Бильдерберг». Одноименный клуб создан был с тою же маниакальной целью: создание мирового правительства (а, в общем-то, его дальнейшее развитие)…

В данном, и единственно достойном учёта, контексте все эти «акулы капитализма» — родные братья наших прошлых и нынешних пламенных интернационалистов-экуменистов-граждан мира, и все — социалисты, все действуют в одном направлении: создание всемирной демократической республики, в которой «сталинизм» покажется сладким сном. В которой не будет ни границ, за коими можно было бы спрятаться, скрыться. Не будет отдельных самобытных наций (насильственное растворение России в серной кислоте «нового мышления» — важное, если не главнейшее, звено в этой цепи). Зато будет свирепая, беспощадная Мировая Демократия с миллионами одураченных бесправных бывших французов и эстонцев, англичан и великороссов, поляков и молдаван.

Ландсбергис ничтожный хвалится каким-то всемирным паспортом…

В Брюсселе готов гигантский компьютер «Зверь», в память которого будет заложены данные о каждом живущем на планете…

ООН всё явственнее сбрасывает личину миролюбия и гуманности…

saddam-624

Эти, казалось бы, разрозненные, но важные приметы — лишь крохотная часть океана подобных примет. Океана, который при помощи всемирного психофашизма (кино, телевидение и пресса) практически не виден для нас, следящих за убогим спектаклем с участием ничего не решающих статистов.

…Шеварднадзе, плачась, патетически восклицал, что «мы защитим жизнь и достоинство наших людей, в каких бы странах им не угрожали». Надо было понимать, что наше ввязывание в любой конфликт облегчается примитивной провокацией, за которой дело не станет, если того потребуют интересы «мировой закулисы». Лукавый карлик вовсе обезумел: кровь наших людей льётся в Закавказье, в Бессарабии; сотни тысяч беженцев, миллионы бесправных в уделах-республиках. Да и «его» ли наши люди? (Будущее показало, что верить власти нельзя не в силу её некомпетентности, а в силу её тотальной «засланности» — это просто резиденты врага. — Прим. 1998 года).

Эти-то «пролетарии» объединятся (капиталы сейчас потихоньку перебрасываются в Австралию). А мы с нашей легковерностью в лучшем случае проснёмся с номерочками на шее…

Ирак… Памятники Хусейну. Лютые законы, но и отсутствие преступности. Казни и пальмы. Пулемётные вышки и мечети. Чужой, напряжёный, но симпатичный народ. Как и любой народ — со своим характером, обликом, со своей, особенной судьбою, не терпящей надругательств и насилий, противящейся заведённости разного рода интернационалов.

Не до экзотики. Не до лирики. Не муэдзина молитва трогала душу — бабушкин тихий голос явственно возникал в этом далеком от России мире. Не лязгающие броней «демократии» впечатляли, а избы наши, на чужбине отчетливо встававшие перед внутренним взором. Не скандирования «миролюбивых сил» пронизывало сознание, а звон великого колокола, по нам, по нам звонящего и переходящего в набат!

Нет нам места в мире, кроме России.

Всё «не то», что за природа?! На третий день даёт о себе знать ностальгия. А дома — страна, изъеденная червями, продаваемая и предаваемая, оккупированная и насилуемая, но — родная и не такая беззащитная, какой хотелось бы видеть её черной силе.

Вывод из автобанов, вавилонов, арабской вязи, пулемётов и прочего:

ПОРА ДЕЛАТЬ РУССКОЕ ДЕЛО!

Автобаны приложатся.

Ноябрь 1989



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *