ГИТЛЕР ВЕРНУЛСЯ. ИЛИ ВЕРНУЛИ?

ГИТЛЕР ВЕРНУЛСЯ. ИЛИ ВЕРНУЛИ?

Сразу отметим, что вопросов о финансировании Третьего рейха англосаксами и еврейскими олигархами, о роли Британии в развязывании Второй мировой войны (пусть рассекретят архивы), о решающей роли фюрера в создании государства Израиль и его сотрудничестве с сионистами; о том, что, начиная войну с СССР, он заранее знал, что её проиграет, как Сталин знал о том, что выиграет; о том, что в конце 30-х журнал «Таймс» печатал портреты «Адика» вплоть до первых обложек, — обо всем этом мы сейчас говорить не будем. Книги Мартиросяна, Усовского, Буровского, и в какой-то скромной степени мои, проливают свет на эти вопросы.

Сегодня, именно сегодня, либералы всех мастей упали в обморок от информации, согласно которой «воскресший Гитлер» был встречен немцами чуть ли не как отец родной.

«Актёр Оливер Масуччи, сыгравший Гитлера в новой и очень популярной комедии «Смотрите, кто вернулся», вместе с режиссером Дэвидом Нендтом в течение месяца путешествовал по Германии на автомобиле и, не выходя из образа фюрера, общался с простыми людьми. Как пишет The Local, немцы моментально переставали обращать внимание на камеры и изливали душу Гитлеру.


По итогам поездки актёр сделал заявление о том, что демократия в Германии в опасности и что крайне правые настроения у людей очень сильны». (http://cont.ws/post/130932)

А теперь спросим себя: А ЧТО ЗДЕСЬ УДИВИТЕЛЬНОГО?

Ведь сегодня Германия – это оккупированная страна, колония США. На ее территории 305 военных объектов, из них 287 – американские военные базы.
Для сравнения: в Норвегии три американских базы, в Нидерландах — тоже три, в Испании — пять, а в Великобритании, главном союзнике США, только 57.
Кроме Германии, кстати, большим количеством американских баз на своей территории могут похвастаться, например, Италия (89 баз) и Япония (103 базы) — две другие побеждённые во Второй Мировой войне страны.

У Германии нет ядерного оружия. У Великобритании есть, у Франции есть, даже у маленького Израиля — и то есть. А у Германии — первой экономики Евросоюза — нет, и не предвидится.


Численность армии Германии, Бундесвера, составляет около 200 тысяч человек. Это 23-е место в мире, между Марокко и Эритреей.


Американцы плотно контролируют всё, что происходит в немецкой политике — вплоть до того, что даже прослушивают телефоны канцлера Германии.


Существует так называемый «канцлер-акт», специальный документ, который каждый новый канцлер Германии обязан подписывать в США. Такое обязательство американцы наложили на Германию в 1949 году. Документ вассальный.


Золотой запас Германии хранится за рубежом: в США, Франции и Великобритании. Так решили союзники после победы над Германией в 1945 году.
Не так давно Германия попыталась вернуть своё золото. Франция и Великобритания довольно вяло, но всё же начали договариваться о возврате. Американцы же, у которых хранится около 50% немецкого золота, даже отказались хотя бы показать немцам золото, чтобы те убедились, что Штаты ещё не растратили его на свои нужды.


Однако США сейчас всё глубже и глубже увязают в своих многочисленных проблемах, и у Германии появился шанс начать борьбу за независимость.

Так что теплый прием «воскресшего» «Адольфа Алоизовича» униженными, в том числе и направленной на Германию американцами миграцией, немцами, вполне обьяснима.

Нас, русских, должен волновать только то, что мировые кукловоды могут снова повернуть замордованных, как после Версаля, немцев, против нас.

Но, помимо этого, мы обязаны копнуть глубже, а именно, — обратить внимание на скрываемые повсеместно мысли «Шикльгрубера», которые заворожили в свое время миллионы. Ведь не секрет, что «Майн кампф» запрещен у нас (хотя свободно продается в Израиле) не потому, что там «страшно аж жуть»; не потому, что там Гитлер ругает славян и русских (не ругает, кстати) – Маркс, Энгельс и Ленин у нас не запрещены, хотя голимые русофобы. А уж наши-то либералы-русофаги не только не запрещены, а на коне, премии-гранты получают, ночуют «семьями» во всех телестудиях центральных телеканалов.

Написанный (продиктованный?) «Майн кампф» запрещен потому, что там объективно содержится немало толковых мыслей.

…Я уж давно ввел в научный оборот нижепредлагаемый текст. Даже использовал однажды в предвыборной пропаганде, — без ссылки на автора, естественно, но с неожиданным успехом, даже меня немало удивившим. Как и нынешний вояж «Гитлера» поразил либералов, — всегда тупых, самодовольных, жестоких, лживых рабов демократии.

Но божок дегенерации им судья!..

Да, как известно, Гитлер был вегетарианцем, «не пил, не курил и матом не ругался», что не является «родовой метой фашиста». Да и фашистом он не был – был национал-социалистом. Ноу-хау термина «фашизм» принадлежит дяде Софи Лорен…

Короче, даю текст без купюр.

Читая, ради хохмы забудьте об авторе и замените «немцев» на «русских», а «Германию» — на «Россию».

Игорь ДЬЯКОВ

ИСХОДНЫЕ ЦИТАТЫ

Berlin 1935

DM Ubersetzung

«Цитаты Вождя» (в немецкоязычном варианте — «Adolf Hitler Zitate») — это фрагменты вышедшей в 1935 году книги «Воля Гитлера: по основополагающим фразам из его записей и речей». (Без цитат из «Моей Борьбы».) Книга содержит текстовой материал без каких-либо купюр, позднейших дополнений или комментариев. Предоставляем всем желающим возможность ознакомиться с подлинными историческими документами и обогатить, таким образом, своё знание истории.


Когда людские сердца разбиваются от горя, а души разрываются от отчаяния, тогда из мглы прошедших времён на нас смотрят наши великие предки, не раз преодолевавшие нужду и заботу, позор и муку, духовную несвободу и физическое принуждение. Они смотрят на нас и протягивают нам, отчаявшимся смертным, свою вечную руку помощи!

Горе народу, стыдящемуся опереться на неё!

Адольф Гитлер, «МОЯ БОРЬБА»

I. НАЦИОНАЛЬНАЯ ВОЛЯ

Государство — это не экономическая организация, а народный организм. Смысл и цель существования государства заключается в том, чтобы гарантировать народу нормальное питание и достойное место во власти.

(Заключительная речь 27.03.1924 перед народным судом в Мюнхене)

Народ, почитающий бесчестность естественной основой политической деятельности, становится политически беззащитным, чтобы затем быть порабощённым и экономически.

(Речь 18.09.1922 в Мюнхене)

Есть мы, или нас нет — не имеет значения. Важно только одно — чтобы был наш народ!

(Речь 18.06.1934 в Гере)

Пусть говорят, что мы не слишком гуманны! Но, если мы спасём Германию, мы сделаем самое благое дело в мире. Пусть говорят, что мы не всегда справедливы! Но, если мы спасём Германию, мы устраним величайшую несправедливость в мире. Пусть говорят, что мы недостаточно нравственны! Но, если наш народ будет спасён, мы возродим истинную нравственность!

(Речь 20.04.1923 в Мюнхене)

Мы боремся не за теории и догмы; мы сражаемся за существование немецкого народа.

(Речь 06.11.1933 в Киле)

Нам известна только одна программа, и эта программа такова: борьбу нужно вести не ради какой-либо идеи, а ради того, чтобы эта идея служила немецкой нации.

(Речь 20.02.1933 в Кельне)

Народ, если ты забудешь о своей чести, тогда очень скоро ты лишишься жизни. Если ты бросаешь на произвол судьбы одно, тебе придётся отказаться и от другого.

(Речь 04.03.1933 в Кенигсберге)

Если народ становится многонациональным, он перестает быть хозяином своей собственной судьбы. Такой народ превращается в игрушку для чужеродных сил.

(Речь 27.04.1923 в Мюнхене)

Уж если наш народ в чём и нуждается, то только не в парламентских вождях. Нашему народу нужны руководители, обладающие решимостью делать всё, что они сочтут правильным перед Богом, миром и собственной совестью. Причём, если понадобится, и вопреки господствующей на данный момент точке зрения внушаемого большинства.

(Речь 27.04.1923 в Мюнхене)

Залог силы не в большинстве, а в решимости идти на жертвы.

(Речь 05.09.1923 в Мюнхене)

Именно потому, что мы — националисты, мы уважаем национальные чувства других народов. Наша национальная гордость заключается не в том, чтобы презирать других, а в том, чтобы уважать и любить свой народ!

(Речь 01.08.1923в Мюнхене)

Не ненависть к другим народам, а любовь к немецкой нации!

(Речь 24.10.1933 в Берлине)

Мы желаем мира и взаимопонимания, и ничего иного! Мы готовы протянуть руку дружбы нашим прежним оппонентам. Под самыми печальными и кровавыми строками мировой истории должна быть навсегда подведена черта.

(Речь 10.11.1933 в Берлине)

Тот, кто чувствует за собой свой народ, тот чувствует и свою ответственность за то, чтобы не растрачивать легкомысленно кровь этого народа.

(Речь 26.02.1934 в Мюнхене)

Тот, кто представляет во власти интересы всего своего народа, тот всегда сначала хорошо обдумает все последствия, которые может повлечь за собой спровоцированная соседом ссора, прежде чем ввязаться в неё.

(Речь 26.02.1934 в Мюнхене)

Не надо приписывать мне такое безумие, как желание войны.

(Речь 10.11.1933 в Берлине)

Я знаю, что такое война. Я был солдатом и видел всё собственными глазами, в отличие от очень многих других государственных деятелей, которые сами этого никогда не переживали. И я, разумеется, отвергаю войну. Но отвергаю я её не как изменник, предатель и трус, а как порядочный немец, честно выполнивший свой воинский долг на фронте, и желающий оставаться порядочным до конца. Поэтому я в равной мере не оставлю на произвол судьбы ни права немецкого народа на жизнь, ни его права на честь.

(Речь 06.11.1933 в Эльбинге)

Теперь мы знаем наверняка, что… народ-раб… никогда не обретёт рая, а обречён на вечный ад или колонию.

(Речь 12.04.1922 в Мюнхене)

До тех пор, пока это зависит от Германии, войне не бывать!

(Интервью 05.08.1934 в Берлине)

Никогда мы не откажемся ни от одного из тех прав, что являются неотъемлемым достоянием любой из великих наций. Даже — если эти наши права уже были пущены с молотка жалкой кучкой грязных политиков. Эти политики оказались проходящими, а вот Германия останется вечной!

(Прокламация 05.09.1934 в Нюрнберге)

Мы хотим быть миролюбивыми. Но — ни в коем случае не лишёнными чести!

(Интервью 16.01.1935 в Берхтесгадене)

С Советским Союзом правительство Рейха намерено развивать дружественные и взаимовыгодные отношения. Именно наше правительство, — правительство национальной революции, — считает себя особо расположенным к такой позитивной политике по отношению к Советской России. Борьба же против коммунизма в Германии является нашим внутренним делом, вмешательства в которое извне мы не потерпим никогда. Межгосударственные отношения с другими державами, с которыми нас связывают общие интересы, никак этим не затрагиваются!

(Речь 13.03.1933 в Берлине)

Те, кто стравливают народы друг с другом, представляют собой настоящую интернациональную банду, лишённую корней. Эти люди — повсюду, но нигде они не дома.

(Речь 10.11.1933 в Берлине)

Мужчиной является только тот, кто защищает себя и других как подобает мужчине. Также и народом являются только те, кто способен, если потребуется, выступить как единый народ навстречу любым испытаниям. Это — не милитаризм, а закон самосохранения.

(Речь 27.04.1923 в Мюнхене)

Политическое руководство какой-либо нации самое существенное своё отличие от остального народа должно видеть не в запредельном уровне потребления всяческих благ, а в гораздо более строгой самодисциплине!

(Речь 07.02.1934 в Берлине)

Если от народа требуют слепого доверия к власти, то и эта власть обязана заслужить доверие народа своими очевидными достижениями и даже самим своим поведением. Конечно, от ошибок и заблуждений не застрахован никто, — их просто нужно вовремя устранять. Скверное же поведение обличённого властью является абсолютно недостойным вождя, несовместимо с национальным социализмом, и в высшей степени отвратительно.

(Речь 13.07.1934 в Мюнхене)

II. СОЦИАЛЬНАЯ БОРЬБА

Сохранение многочисленного среднего класса настолько же необходимо для существования здорового уравновешенного народного организма, насколько оно же создаёт необходимые предпосылки для поддержания должного порядка в вопросах собственности.

(«Программа Адольфа Гитлера», призыв на выборы 31.07.1932)

Пожалуй, можно сказать, что и в нашем обществе есть слой духовно развитых людей. Но им не достаёт энергии. Все мы слишком переоценили значимость чисто механических знаний и, вследствие этого, перестали чувствовать свой народ, отдалились от него. Не случись этого, евреям никогда бы не удалось так внедриться в наш народ.

(Речь 27.04.1923 в Мюнхене)

Я знаю свой народ и хочу сказать нашим интеллектуалам только одно: любое государство, построенное на идеях, доступных пониманию лишь узкого круга интеллектуалов, построено слабо!

(Речь 01.08.1923 в Мюнхене)

При этом мы постоянно встречаем два знаменитых лозунга — «свобода» и «демократия», используемые, я бы сказал, в качестве вывески. В структурах, которым принадлежит реальная власть, под «свободой» подразумевается их возможность грабить широкие массы населения, без каких-либо ограничений, не встречая хоть сколько-нибудь серьёзного сопротивления.

(Речь 28.07.1922 в Мюнхене)

А что, собственно говоря, такое весь этот либерализм, «наша» пресса, что такое биржа и что есть масонство? Инструменты евреев!

(Речь 13.04.1923 в Мюнхене)

Тысячи престарелых пенсионеров, представителей среднего класса, работников науки, военных вдов, вынуждены продавать свои последние ценности за ничего не стоящие бумажки… И последние крохи национального богатства, принадлежащего всему немецкому народу, так вот, «играючи», переходят в руки ненасытного еврейства, норовящего захапать себе абсолютно всё… Миллионы людей, экономивших всю свою жизнь, чтобы хоть на старости лет пожить по-человечески, были цинично обмануты и лишены всего!

(Речь 21.08.1923 в Мюнхене)

Всё, что было великого, высокого и святого, втоптано в грязь.

(Речь 27.03.1924 в Мюнхене)

Произошла полная подмена всех понятий: то, что раньше было хорошим, стало считаться плохим, а что было плохим, вдруг превратилось в хорошее. Герой стал презираем, трус — почитаем; добросовестность оказалась наказуема, нерадивость — вознаграждаема. Приличного человека уже не ждало ничего, кроме насмешек; опустившийся же, наоборот, стал образцом для подражания, Сила стала вызывать осуждение, слабость — восхищение. Полноценность человеческой личности перестала что-либо значить. Её место заняло количество, численность, т.е. восторжествовала неполноценность, ущербность. Степень бессовестности в обливании грязью исторического прошлого стала сравнима разве что со степенью беззаботности в отречении от исторического будущего для своего народа.

(Речь 30.01.1934 в Берлине)

Интернационализм и демократия — два неразрывных понятия.

(Доклад 27.04.1932 в Дюссельдорфе)

Германия… превращена в колонию иностранцев. У тех, кто питал иллюзии относительно идеалов интернационала, появилась, наконец-то, реальная возможность испробовать его диктат на себе. Они получили своё интернациональное государство: Германией правит интернациональный капитал.

(Речь 27.04.1923 в Мюнхене)

Демократы и те, кто левее, партии, настроенные пацифистски или просто антинемецки, не находят нужным чего-либо требовать для своего народа, согласны с его порабощением и готовы договориться с его врагами на любых условиях.

(Речь 04.05.1923 в Мюнхене)

Теперешние органы государственной власти являются… ничем иным, как исполнительными органами наших внешних врагов.

(Речь 27.03.1924 в Мюнхене)

Кто же они, собственно, такие, эти масоны? Различают два их уровня. К нижнему уровню в Германии принадлежат те обыкновенные среднестатистические граждане, которым льстит сама возможность приобщиться к некой тайной и могущественной силе. Рассчитанное именно на такую, в общем-то, недалекую публику, масонское словоблудие даёт им иллюзорное ощущение собственной значимости, посвящённости и приобщённости к решению мировых проблем. Но те, кто принадлежит к верхнему уровню масонства и действительно принимают решения, — это люди совершенно иного плана. Они, подобно хамелеону, способны принимать любую окраску, приспосабливаться к любой обстановке. Господин Ратенау — яркий представитель этой породы. Они все похожи друг на друга и хорошо знают друг друга. Именно они в действительности правят этим миром, действуя «через голову» разнообразных королей и президентов, и манипулируя ими. Беззастенчиво присваивая себе все государственные и иные властные посты, они безжалостно и со знанием дела обращают народы в рабство. Они — евреи!

(Речь 13.04.1923 в Мюнхене)

Преобладание в обществе индивидуализма — показатель старения народа, приближения его смерти.

(Речь 01.05.1923 в Мюнхене)

Народы становятся склонны к интернационализму, когда в них угасает способность к творчеству.

(Речь 01.05.1923 в Мюнхене)

Всё, что действительно имеет ценность для человеческой культуры, никогда не создавалось благодаря интернационализму, а всегда было проявлением творческого начала конкретной нации.

(Речь 01.05.1923 в Мюнхене)

Быть пацифистом — значит быть беспринципным и бесхарактерным. Пацифист не отказывает себе в праве рассчитывать на альянсы с другими политическими силами, а равно и милостиво возлагает физическую защиту своей особы на тех, кто не отягощён пацифистскими убеждениями. Единственное, в чём он принципиален, так это в своём нежелании вести борьбу за утверждение своих идей самостоятельно. Точно так же обстоит дело и с народом. Народ, не готовый защищаться до последнего, — бесхарактерный народ.

(Речь 27.04.1923 в Мюнхене)

Германское государство, построенное на принципах интернационализма, — это рай для евреев.

(Речь 27.04.1923 в Мюнхене)

Глубинная суть и смысл коммунистического процесса заключается в попытке расколоть на части народы, имеющие неоднородный расовый состав, чтобы затем, воспользовавшись обострением противоречий внутри этих народов, сменить их правящий слой на новый, в данном случае — еврейский.

(Речь 07.02.1934 в Берлине)

Борьбой вернули мы себе свою страну; теперь мы должны закрепить свою победу миром!

(Речь 12.07.1933 в Берлине)

Существует… только две возможности: или победа арийцев, или их уничтожение и победа евреев.

(Речь 12.04.1922 в Мюнхене)

Евреи не только калечат людей физически и духовно (в качестве капиталистов и собственников –путем нещадной эксплуатации), но и разрушают их через кровь, целенаправленно плодя гибридов. Всё больше евреев проскальзывает в семьи сильных мира сего, подсовывая им еврейских жён. Результатом явилось то, что за короткое время именно руководящий слой общества стал абсолютно чужд своему собственному народу.

(Речь 28.07.1922 в Мюнхене)

Ариец считает труд основой сохранения общества, еврей видит в нём лишь способ эксплуатации других народов.

(Речь 12.04.1922 в Мюнхене)

Евреям ещё ни разу не удавалось стать основателями какой-либо культуры. Зато чужих культур они уничтожили сотни.

(Речь 28.07.1922 в Мюнхене)

Евреи… не из тех, кого можно было бы назвать народом-хозяином. Они — народ-паразит, народ-грабитель.

(Речь 28.07.1922 в Мюнхене)

Семья… это самая малая, но и самая ценная составная часть во всей структуре государства.

(«Программа Адольфа Гитлера», призыв на выборы 31.07.1932)

Труд делает честь женщине, как и мужчине. Но рождение и воспитание ребёнка приносит женщине ещё больше — даёт ей право называться высоким именем матери.

(«Программа Адольфа Гитлера», призыв на выборы 31.07.1932)

Национально-социалистическая расовая идея, и лежащие в её основе научные знания, ни в коем случае не ведут к дискриминации или недооценке других народов. Наоборот, наша идея направлена только и исключительно на осознание задачи, поставленной перед нами самой жизнью: спасение и сохранение нашего собственного народа средствами, адекватными сложившемуся положению.

(Речь 30.01.1934 в Берлине)

Вы действительно полагаете, что нашу молодёжь, в которой заключено всё наше будущее, и от которой мы все зависим, мы растим только для того, чтобы затем всю её положить на полях сражений?

(Интервью 18.10.1933 в Берлине)

То, что немецкая молодёжь вновь обрела чувство чести, наполняет моё сердце радостью.

(Интервью 18.10.1933 в Берлине)

Не бывает стабильного подъёма, который не был бы одновременно укоренён и в национальной, и в народной, и в экономической жизни, в первую очередь — в крестьянстве.

(Речь 01.05.1933 в Берлине)

Спасение крестьянского сословия означает спасение немецкой нации.

(«Программа Адольфа Гитлера», призыв на выборы 31.07.1932)

Государство сможет, в конце концов, преодолеть всякую нестабильность, выдержать любой удар судьбы, если живо в нем здоровое крестьянство.

(Речь 05.04.1933 в Берлине)

Если мы хотим сохраниться как единый народ, мы должны преодолеть разделяющее нас!

(Речь 04.03.1933 в Кёнигсберге)

Чего мы хотим, так это того, чтобы государство перестало быть раем для паразитов.

(Речь 24.04.1923 в Мюнхене)

III. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ

Основная формула: не народ для экономики, и не экономика на службе у капитала, а — капитал служит экономике, и вместе они должны служить народу.

(Речь 30.01.1934 в Берлине)

Государство — не плантация для реализации интересов иностранного капитала! Капитал — не хозяин государства, а его слуга.

(Речь 24.04.1923 в Мюнхене)

«Акционирование» шло по нарастающей, и постепенно всей национальной экономикой стала дирижировать биржа. Музыку же в этом заведении заказывают… исключительно евреи.

(Речь 28.07.1922 в Мюнхене)

IV. ЭСТЕТИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ

Борьба, которая с нарастающим ожесточением велась на протяжении последних десятилетий, была направлена против самой нашей культурной традиции как таковой; против всех форм выражения нашего, передающегося от поколения к поколению, самобытного творчества. И борьба эта была ни чем иным, как бунтом одной пришлой национальной группы, прочно обосновавшейся внутри нашего народа, но так и не научившейся уважать ни гостеприимных хозяев, ни их культуру. Нездоровая расовая психология данной группы населения изначально предопределила постоянный конфликт некоторых её представителей с окружающей их иной национальной средой, без малейшей попытки взаимопонимания и преодоления своей культурной инородности. К сожалению, именно такие, не вполне адекватные, представители еврейской интеллектуальной элиты и занялись немецкой культурой, пытаясь переделать её под себя.

(Речь 07.02.1934 в Берлине)

Нам нужно, наконец, провести реформу в области изобразительного искусства, литературы и театра. Правительству не мешало бы позаботиться о том, чтобы его народ не подвергался регулярному и целенаправленному отравлению. Требовать этого — естественное право народа, базирующееся на его сознании, на традиционном представлении о плохом и хорошем. То, что вредит народу, должно быть устранено.

(Речь 27.04.1923 в Мюнхене)

Я не потерплю такую прессу, весь смысл существования которой сводится к разрушению всего того, что мы пытаемся восстановить.

(Интервью 03.04.1934 в Берлине)

Та часть прессы, которая в самой основе своей является антинациональной, не может рассчитывать на то, что в Германии будут вечно терпеть её выходки. Тому, кто отрекается от нации, внутри которой он живет, нет в ней места. Мы обязаны требовать, чтобы пресса стала инструментом национального самовоспитания.

(Речь 27.04.1923 в Мюнхене)

V. НАУЧНО-ЭТИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА

Во все времена требуются… жертвенность и мужество, храбрость и верность, вера и героизм. И те представители народа, которым свойственны эти качества, обязательно заявят о себе. Именно они делают историю.

(Речь 03.09.1933 в Нюрнберге)

Этот мир лишает слабохарактерные народы права на жизнь.

(Речь 09.11.1933 в Мюнхене)

Цель Англии вечно остается неизменной: «балканизировать» Европу и установить здесь такое равновесие сил, при котором ничто не угрожало бы положению Англии, как мировой державы. Это не делает Англию принципиальным врагом Германии, однако и не позволяет упускать её из вида, как весьма настойчивого претендента на главенствующую роль в Европе.

(Речь 27.03.1924 в Мюнхене)

И последнее из оставшихся на земле социальных государств (Германия) должно было быть разрушено. Ради этого двадцать шесть народов мира были хладнокровно натравлены друг на друга той самой прессой, которая практически вся находится в собственности только у одного всемирного народца (евреев), только у одной расы — смертельного врага любого национального государства!

(Речь 13.04.1923 в Мюнхене)

Это ложь, что в войне виновата Германия. Ни кайзер, ни правительство, ни народ этой войны не хотели!

(Речь 21.03.1933 в Потсдаме)

Версальский мирный договор — это не договор о мире. Как раз наоборот, он относится к той категории политических документов, в которых победители диктуют побеждённым размеры и сроки выплаты грабительской дани. А такие «мирные договора» всегда несут в себе зародыш будущих войн.

(Открытое письмо от 14.10.1931 Брюнингу)

Величайшие мерзости в Германии творились во имя соблюдения условий Версальского мирного договора. тот мирный договор ежегодно уносил жизни двадцати тысяч немцев. Этих людей просто лишали всех средств к существованию, не оставляя им ни малейшего шанса выжить, — и всё ради того, чтобы, не дай Бог, не задержать выплату очередной порции дани победителям.

(Речь 24.10.1933 в Берлине)

Невозможно совершить революцию с действительно далеко идущими последствиями, если сам народ внутренне к ней не стремится.

(Речь 10.05.1933 в Берлине)

Революции бывают разные. И когда я сравниваю то, что происходит у нас в Германии, с теми ужасами, которые творились, например, во времена Французской революции (1789 года), я с полным правом могу сказать: мы-то, уж во всяком случае, не изобретали и не расставляли по всей стране гильотин, и не устраивали в Германии никаких Вандей! Мы ограничились тем, что изолировали от основной, здоровой, части нации лишь самые недостойные её элементы. Мы были вынуждены сделать это, поскольку ни одна из тех стран, что регулярно выражают свою горячую обеспокоенность судьбой этих деятелей в нехорошей Германии, почему-то до сих пор так и не удосужилась пригласить их на жительство к себе. Будем по-прежнему рады предоставить их всех в чьё угодно распоряжение.

(Речь 24.10.1933 в Берлине)

Мы чувствуем, что сегодня происходит борьба двух миров. И не только у нас. Она идет повсюду, куда ни бросишь взгляд: и в подавленной России, и в Италии, и во Франции, и в Англии, и во множестве других стран. Это — неумолимая борьба между ясными идеалами национальных, народно-патриотических убеждений, и боящимися солнечного света идейками надгосударственного интернационала.

(Речь 28.07.1922 в Мюнхене)

Горе, если сегодня в нашем народе угаснет этот идеализм, и если ценность личности человека будет вновь измеряться по количеству жизненных благ, которые он смог для себя урвать. Народ, у которого дела обстоят именно так, и сам недорогого стоит, и благополучие его может оказаться весьма недолговечным!

(Речь 01.05.1933 в Берлине)

Немецкий народ следует вновь и вновь… возвращать к твёрдому осознанию некоторых непреложных истин: нельзя позволить снова перессорить нас друг с другом; нельзя позволить внешнему дробить наше внутреннее единство; нельзя бросать друг друга в беде. Мы должны держаться вместе, даже если порою кажется, что вернее спасаться в одиночку. Будущее сокрыто от нас, но опыт прошлых веков служит нам постоянным напоминанием — надежда на возрождение остается с нами до тех пор, пока единая нация окончательно не растворилась в пёстром населении, раздираемом противоречиями. Сохранение народности, этого бесценного дара прошлого настоящему, — залог того, что мы обязательно отыщем дорогу в будущее!

(Речь 10.05.1933 в Берлине)

Немецкому народу не нужна война, немецкий народ хочет покоя и работы для каждого, хочет быть «счастливым на свой манер».

(Речь 09.11.1933 в Мюнхене)

Необходима кардинальная реформа правовой системы. Сегодняшнее право — это только право одного. Оно в принципе не предполагает защиты расы, защиты народной общности. Оскорбление национальной чести, унижение национального достоинства — ненаказуемы. Право, настолько удаленное от самого понятия народной общности, явно нуждается в реформировании.

(Речь 27.04.1923 в Мюнхене)

Когда правительство решительно берётся за обуздание политического и морального отравления общественной жизни, оно создаёт и укрепляет предпосылки для действительно глубокого вхождения религии в жизнь.

(Речь 23.03.1933 в Берлине)

Когда я говорю о трудностях, я никогда не думаю о капитуляции!

(Речь 30.09.1934 на Бюкеберге)

Тому, кто ищет в этой жизни золотой середины, придется забыть о достижении великих и величайших целей.


(Речь 10.04.1923 в Мюнхене)

Каждый откликается лишь на тот призыв, который созвучен его самому сокровенному.

(Речь 03.09.1933 в Нюрнберге)



P.S. от «i»:

ОДИН ИЗ ВЕЛИЧАЙШИХ ВОЕННЫХ ПРЕСТУПНИКОВ В ИСТОРИИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА, БЕСНОВАТАЯ ЖАБА, МЕРЗКИЙ ЦИНИК И ПЬЯНИЦА, А ПО СОВМЕСТИТЕЛЬСТВУ КУМИР ВСЕХ И ВСЯЧЕСКИХ ЛИБЕРАЛОВ УИНСТОН ЧЕРЧИЛЛЬ ГОВОРИЛ, ЧТО, УМРИ ГИТЛЕР В 1938 ГОДУ, ОН ОСТАЛСЯ БЫ ВЕЛИЧАЙШИМ ДЕЯТЕЛЕМ ГЕРМАНСКОЙ ИСТОРИИ.

Print Friendly, PDF & Email

2 комментария

  • Режиссер Пустоты

    Сейчас, в 21-ом веке Гитлер становится очень популярен в Сети. Почему? Да все просто — потому что он был прав! И в отношении еврейской мировой власти, и в плане экономического построения общества (за 3 года превратили рахитичную Германию в Сверхдержаву. ВВП уж сколько лет мозги нам компостирует — и где результат?). Если Адольф вернется (пофигу откуда: с Луны или с Базы-211) я, пожалуй, поблагодарю его за гениальный Ум и встану под его знамена. Так сказать, Хайль, мой Фюрер!

    • kolovrat

      Самое интересное на какие деньги всё это он сделал. Режиссер, ты смотришь в пустоту. Повернись в правильную сторону!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *