СТАЛИН В 2014 ГОДУ

stalin-01-880

В телеэкране выступал Путин. Рядом на полу беззаботно играл 6-летний сын. Тоскливой тревогой наполнялась душа. Ни справедливости, ни возвращения русскому народу богатств его земли и исторической перспективы не просматривалось. Правительство гоблинов остаётся непоколебимым, как и итоги приватизации. Неясна и степень суверенитета страны. А над Россией снова «тучи ходят хмуро», и снова грозная и величественная дата – на этот раз 135-летие, со дня рождения Иосифа Сталина, заставляет обращаться к его имени.

Вспоминать. Троцкистско-ленинский террор, унесший десятки миллионов жизней, «списанных» позднее на Сталина. Козни мировой закулисы, сделавшие неизбежной великую бойню 1941-1945 годов. Пятилетки за три года и фантастическое возрождение послевоенного СССР. Усилия «дедушки Джо», обеспечившие нам ядерный щит и космос, домостроительные комбинаты и почти выведшие нас из липких объятий доллара.

Да, вспоминается и «ленинградское дело», жестокое подавление «русской партии». Но и Конституция 1936-го, против которой взбунтовались партийные бонзы того же троцкистско-ленинского разлива, что и привело к 1937-му, и к ликвидации заговора Тухачевского…

В 1917 году Россия, по выражению Василия Розанова, спалась и исчезла в момент. На месте только что великой империи с политической точки зрения образовалась своего рода «черная дыра». И ее надо было как-то «зарастить». Это как у танкиста со сгоревшим лицом замещают кожу, «лепят лицо» с других частей тела. И главе государства, получившему такое наследство, надо было обладать чуть ли не сверхчеловеческими качествами – как «плохими», так и «хорошими». Таким был и стал Сталин.

Не будем говорить о тайных пружинах истории, изначально влиявших на ситуацию (масонский заговор, ленинские секретные договоры о поставках российского сырья иностранным государствам, мистическая подоплека жертвоприношений времен «красного террора» и последующих, тайные решения конгресса США подержать жертву агрессора – если бы Сталин не «пропустил удар», на СССР навалился бы весь мир).

Ясно одно. Масштабы таких личностей, как Сталин (Николай II, Гитлер, Черчилль) настолько велики, время их деятельности настолько судьбоносно, а документальная база настолько недостаточна (уверен, основные документы уничтожены), что однозначно судить о них мы не имеем права. Более того, эти фигуры – внешние, в известном смысле «представительские». О таких же кукловодах мировой истории, как, скажем, Бернард Барух, Яков Шифф или Рокфеллеры-Ротшильды, в учебниках не пишут.

Не покидает ощущение, что существует как бы две истории. Одна – для общего пользования, сотканная из примитивных пропагандистских клише, податливая для текущей политической конъюнктуры, и другая — истинная.

Так вот, в рамках этой второй истории Сталин (как, впрочем, и Гитлер) никогда толком не обладали полнотой власти. Максимум – в какие-то периоды.

Уверен в искусственности происхождения основных войн и революций по крайней мере ХХ века, и насколько искренними и успешными были попытки вернуть историю, так сказать, в естественное русло со стороны того же Сталина, судить трудно.

Очевидно только, что как государственный деятель Сталин – фигура колоссального масштаба. Не хочется давать моральной оценки – положение было таково, что эта фигура стояла как бы «за пределами добра и зла». Ясно одно: если бы не Сталин, а Троцкий (а именно так стоял вопрос по меньшей мере до 1929 года), не было бы ни автора этих строк, ни его родителей, не было бы львиной доли русских людей. Хотя мы помним прогнозы Менделеева о «русском миллиарде» к концу ХХ века.

В 2009 году на ТВ прошел проект Имя России, в котором побеждал Сталин. Устроители приложили титанические усилия, чтобы не дать ему первого места. Интересно, что больше всех взволновался Никита Михалков, отец которого в интервью В.Бондаренко незадолго до смерти признал, что Сталин был величайшим человеком, с которым ему пришлось общаться за всю свою долгую жизнь.

Не кнуты мы хотим, а порядка и справедливости. Ибо русские – не рабы, а нация созидателей, и им чужды бардак, саботаж и гнусность ростовщичества. И никто из тех, кто в здравом уме, не может не тосковать по сталинской личной бескорыстности, сталинской гигантской политической воле, по его феноменальной работоспособности (как, например, известно из воспоминаний Шипилова, Сталин прочитывал до 500 страниц разных текстов в день). Но, пожалуй, главное – это отлично организованный мозг, системный подход и способность брать на себя ответственность, принимая решения. Тоска по этим качествам лидера (лидеров) особо контрастирует с нынешними персонажами, толпящимися у власти.

Помнится, Сталин как-то сказал: «После моей смерти много мусора навалят на мою могилу. Но время сметет весь этот мусор…»

Антисталинская истерия, начавшаяся после ХХ съезда и до сих пор не заглохшая, во многом объясняется следующими факторами.

Первый. Враги сильной России, под каким бы названием она не существовала, сознательно связали со Сталиным все, что способствует укреплению государственности, и, круша Сталина, они крушили и гробят государство, стремясь уничтожить все предметы гордости, способные сплотить народ, воодушевить его.

Второй. Многочисленным, как песок, «моськам» по их природе положено лаять на слона, чтобы хоть как-то отметиться в этой жизни.

Третий фактор. Непрерывная ярость еврейского лобби всего мира, вызванная якобы сталинским антисемитизмом. Почему я говорю «якобы»? У Сталина были лишь робкие, и весьма сомнительные, попытки хоть как-то восстановить равноправие русского народа в «семье советских народов» и в рамках бывшей Русской Империи. Но уже это известными кругами, претендующими на всевластие, и не меньше, воспринимается как покушение на их права. Страдали все. Но больше всех – русские. Однако они воспринимают страдание со стойкостью и благородством, возможно, чрезмерным.

Четвертый фактор (которым пока ограничимся). Это месть жертв политических (и не только политических) репрессий, далеко не всегда несправедливых и не столь масштабных, как принято считать после Конквеста и Солженицына.

Касательно репрессий — только одно замечание.

Единственный выход разгромить численно превосходящего врага – вывести его на узкую горную тропы «по-над пропастью» – тогда его можно бить по одному и «всего». Именно для этого Сталин в пропаганде и чисто внешне канализировал до абсурда схоластическую теорию Маркса и требовал неукоснительно, опять же до абсурда, придерживаться «ленинской линии». Для этого ему был нужен культ Ленина, чтобы им, как дубинкой, гвоздить всех, кого он считал врагами. А надо признать, его врагами в высших эшелонах власти были, как правило, и враги России, измученной, мутировавшей, но России.

Для того повышения эффективности борьбы с теми, кого он считал врагами государства, ему был нужен и собственный культ. Уверен, что лично «Сосо Джугашвили» по природе был человеком умным (поговаривают, что он был сыном Пржевальского и потомственным агентом имперского охранного отделения), а умному человеку доведенный до абсурда культ собственной личности не нужен.

Здесь надо особо сказать, что Сталин в какой-то момент просто не стал сдерживать проявление искренней любви к себе со стороны очень многих простых людей. Они ценили его несомненные яркие и сильные качества, вплоть до того, что даже после отсидок против него лично ничего не имели (Рокоссовский). Кроме того, надо учесть, что уставший от вековых непрерывных страданий народ впервые увидел хоть какую-то, но видимую заботу о себе со стороны верховной власти.

Многие, затаив дыхание, хотели бы видеть в «контурах» современной России наследие (или отдельные черты) «сталинской эпохи».

В чисто материальном плане наследие этой эпохи видно всем: остатки великолепной системы образования, организации функционирования главнейших экономических отраслей, московские высотки, метро…

В политическом плане – только отдельные, часто карикатурные, попытки некоторых деятелей пыжиться, как вождь.

Если же говорить серьезно, то страна без вождя – это страна без отца, страна-сирота. Во всяком случае, для России это трагедия.

Тоска по сильной руке – это, повторимся, не тоска раба по кнуту, не ностальгия по тоталитаризму, как об этом твердят враги или глупцы. Это естественная потребность здорового народа в иерархии ценностей, в прозрачности государственных институтов, а главное, целей существования государства.

Главное в государственной политике – умение различать добро от зла и поддерживать добро, пусть даже жестоко, и крайне жестоко пресекая зло.

Судите сами, насколько учитывается нашей смехотворной политической элитой этот, быть может, важнейший положительный элемент сталинского наследия.

…Путин продолжал. Старательно процитировал «Лермонтова»:

Прощай, немытая Россия,

Страна рабов, страна господ…

У вашего покорного слуги заболели все оставшиеся зубы: ведь давно известно, что этот мерзкий стишок принадлежит литературному хулигану Д.Минаеву, поэту глумливой «Искры», и появился он в печати только в 1887 году, через 46 (!) лет после смерти Лермонтова.

Сталину уже было 8 лет. Скоро его стихи с подачи Ильи Чавчавадзе войдут в школьную хрестоматию…

О чем тут говорить?

Игорь ДЬЯКОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *